Их помнит Нью-Йорк 

АЛЬФРЕД СМИТ

   В 19-м веке в Нижнем Ист-Сайде – нижней восточной части Манхэттена – существовал   маленький район, который благодаря своей своеобразной конфигурации назывался «Пять углов». Район этот, населенный в основном нищими иммигрантами, был средоточием трущоб и славился бандитскими разборками и высокой концентрацией просттиуток.

     30 декабря 1873 года в семье живших неподалеку  Смитов, иммигрантов с ирландскими, итальянскими и немецкими корнями, родился сын. Его назвали Альфредом Эммануэлем в честь отца, который носил то же имя. Альфред Смит-старший был «биндюжником» - ломовым извозчиком, так что происхождение Альфреда Смита-младшего и место его рождения не оставляли сомнений в том, что он – плоть от плоти  трудового иммигрантского, в частности, ирландского племени, и этим он с успехом пользовался в своей долгой политической карьере.

      Старший Смит умер, когда мальчику исполнилось 13 лет. Мать Альфреда вернулась к своей прежней профессии – шитью зонтиков, но ее заработка не хватало на пропитание семьи – у Альфреда была еще младшая сестра – и он, закончив семь классов приходской школы, завершил свое официальное образование. Его трудовая жизнь началась с обычной для уличных мальчишек работы разносчика газет. Затем была работа, как-то связанная с занятием покойного отца: в отсутствие мобильных телефонов он обегал «биндюжников» и сообщал о следующем заказе. Некоторое время он работал продавцом на рыбном рынке.

      Альфред, или Ал, как его стали потом звать, был невысок, худ и не был красавцем, но он обладал очень громким звучным голосом, который позволял ему быть своего рода «спикером», к примеру, сообщать толпе болельщиков ход боксерского поединка, транслируемого по радио. Он вообще любил выступать, любил, когда его слушали, и эта любовь привела его на сцену. Ал сколотил небольшую самодеятельную труппу, которая с успехом ставила современные пьесы, а сам он оказался очень приличным характерным актером. Понятно, что театральная деятельность происходила в свободное от основной работы время и дохода не приносила.   

     Алу шел 21-й го, кдогда он познакомился с Кэтрин Данн, стройной красивой шестнадцатилетней девушкой. Их знакомство вскоре перешло во взаимную любовь. Кэти, как все ее звали, была дочерью довольно богатых родителей, которым Ал нравился своей открытостью и веселым нравом, но им не хотелось, чтобы дочь вышла замуж за бедняка. Лишь в 1900 году, через шесть лет после первой встречи Ала с Кэти, состоялась их свадьба: родителей покорило, как Ал заботился о матери и сестре, и они согласились на брак дочери. Этот брак был счастливым: Ал и Кэти прожили долгую совместную жизнь, они воспитали троих сыновей и двух дочерей.  Политикой Ал увлекался с юности. Общительный, разговорчивый юноша постоянно вступал в дискуссии со знакомыми и незнакомыми собеседниками, обсуждая текущие события, тяжесть добывания хлеба насущного, и присоединение к Демократической партии, этой «партии бедных», как ее тогда называли,  стало его естественным шагом.
      В то время штабом нью-йоркского отделения Демократической партии был Таммани Холл – организация, имевшая дурную репутацию и прославившаяся коррупцией своих лидеров. Именно Таммани Холлу Альфред Смит был обязан началом своей политической карьеры, оставшись однако незапятнанным коррупцией.
    Высокие демократические чины заметили красноречивого парня из народа, и с их помощью в 1895 году он получил место клерка в офисе уполномоченного присяжных заседателей, а в 1903 году  был избран в Ассамблею штата Нью-Йорк. Двенадцать лет он прослужил в Ассамблее, пройдя путь от штудирующего законы депутата-новичка до спикера и лидера демократической фракции.

       25 марта 1911 года на нью-йоркской швейной фабрике Triangle Shirtwaist Factory случился пожар. Огонь быстро распространился по трем верхним этажам 10-этажного здания, которое занимала фабрика. Люди, пытаясь спастись от огня, бросились к выходам, но они оказались запертыми – такова была практика того времени, так администрация боролась с неразрешенными перерывами в работе. Погибло 146 человек, в основном итальянских и еврейских иммигранток-работниц в возрасте от 16 до 23 лет.

       Пожар получил широкий общественный резонанс, и в Ассамблее создали специальную комиссию для изучения условий труда на предприятиях штата. Заместителем председателя комиссии был назначен Ал Смит.  Со свойственной ему дотошностью он осмотрел множество рабочих помещений и опросил сотни работников. Ему пришлось столкнуться с ужасающими примерами опасного разгильдяйства. Так, в Буффало на кондитерской фабрике, расположенной на высоком этаже,  Ал с трудом протиснулся между частоколом труб к окну с надписью «Пожарный выход». Открыв окно, он обнаружил, что под ним нет лестницы.

      На той же фабрике хозяин признавал, что рабочий день длится 12 – 14 часов, но категорически отвергал эксплуатацию детского труда. Между тем, работницы, которых опросил Смит, утверждали, что дети работают, причем нелегально, без всякого оформления.

      По результатам работы комиссии были приняты законы, обязывавшие владельцев предприятий обеспечить безопасные условия труда и лимитирующие часы работы женщин и детей. 

      Активная работа в комиссии, его яркие речи, вскрывавшие изъяны в трудовом законодательстве, сделали личность Смита чрезвычайно популярной.

      Начиная с 1915 года, когда Ал Смит стал шерифом Манхэттена, его карьера круто пошла по восходящей. В 1917 году он стал председателем городского совета Нью-Йорка, в 1918 году началась его деятельность в качестве губернатора штата Нью-Йорк. Популярность Ала Смита была так велика, что он избирался губернатором четыре раза, несмотря на его ирландские корни и принадлежность к католицизму. Везде, где он появлялся, его узнавали по коричневой шляпе-котелку и неизменной сигаре, торчавшей изо рта. 

    Уже во время первого срока пребывания на посту губернатора Смит инициировал ряд важных законов, касающихся оплаты труда и доступности здравоохранения. Твердый противник принятия «сухого закона», он пытался провести референдум по этому вопросу, но безуспешно, и 16 января 1919 года Конгрессом США был принята 18-я поправка к Федеральной конституции, запрещающая изготовление, продажу и транспортирование алкогольных напитков и быстро ставшая источником коррупции и беззакония.   

      При губернаторстве Смита был построен транспортный туннель Холланд между Нью-Йорком и Нью-Джерси, разработана обширная система парков, но главным своим достижением Смит считал то, что работа властей штата стала более эффективной. Имя прогрессивного губернатора Ала Смита,  старавшегося сделать свою деятельность более результативной в решении социальных проблем, стало известно всей стране.

      Возможно, это обстоятельство было одним из стимулов для следующего шага Смита: он попытался получить номинацию от Демократической партии на президентских выборах 1924 года. За помощью он обратился к своему приятелю Франклину Рузвельту, с которым когда-то они заседали в Законодательном собрании штата Нью-Йорк – Рузвельт в Сенате, Смит в Ассамблее.

       26 июня 1924 года на проходившем в Нью-Йорке съезде Демократической партии Рузвельт с трудом, опираясь на костыли, – три года назад он заболел полиомиелитом – поднялся на трибуну и произнес яркую номинационную речь, назвав Ала Смита «успешным борцом на политическом поле битвы».

      Но поддержка Рузвельта Смиту не помогла. Он представлял в партии городское крыло, в то время как его главный соперник, сенатор из Калифорнии Уильям Гиббс МакАду придерживался более сельских традиций. Партия оказалась безнадежно расколотой между двумя этими претендентами, и после многократного голосования съезда оба претендента поняли, что никому из них не получить необходимые две трети голосов, и сняли свои кандидатуры. Измученный съезд номинировал мало известного Джона Дэвиса, и тот проиграл выборы республиканцу Келвину Кулиджу. 


         Несломленный Смит стал готовить активную кампанию за партийную номинацию на выборах 1928 года, и ему на этот раз удалось стать кандидатом в президенты, но президентом он так и не стал. Ключевой причиной его проигрыша на выборах была католическая вера Смита: многие боялись, что он будет ответственным перед папой, а не перед конституцией. Его тесная связь с Таммани Холлом порождала опасения о толерантности к корруппции власти. Другим спорным вопросом стало отношение к «сухому закону». Смит выступал за смягчение или отмену закона, но мнение общества было далеко не однозначным.

  Поглощенный борьбой за Белый Дом, Смит не забывал о родном штате и кандидатом на должность губернатора предложил Франклина Рузвельта. Отвечая на сомнения по поводу здоровья Рузвельта, Смит возразил: «Губернатор не должен быть акробатом. Мы не выбираем его за умение сделать двойное обратное сальто или пройтись колесом». Рузвельт был избран губернатором дважды: в 1928 и 1930 годах.

После поражения на президентских выборах 1928 года Смит занялся бизнесом, однако его политические амбиции еще были живы, и в 1932 году он опять предпринимает попытку получить партийную номинацию на президентских выборах. На этот раз его соперником стал губернатор штата Нью-Йорк Франклин Рузвельт.

 Трещина в отношениях друзей появилась еще во время второго срока губернаторства Рузвельта. Смит, пристально следивший за деятельностью губернатора, был недоволен его некоторыми решениями, идущими против решений губернатора Смита. Трещина расширилась до разлома, когда Смит боролся за номинацию. Ради получения номинации он объединился со своими прежними оппонентами, но это не помогло: кандидатом от Демократической партии был выбран Рузвельт. Чтобы не допустить победы республиканского кандидата, Смит стал активно поддерживать кандидатуру бывшего друга-соперника, и его выступления в немалой степени способствовали победе Рузвельта.

Смит стал ярым критиком политики «Новое дело» Рузвельта. Он обвинял президента в том, что его политика превращает федеральную власть в угрозу политической и экономической свободе.  «Может быть только одна столица – Вашингтон или Москва, – гремел Смит. – Может   быть только одна атмосфера в стране – чистый свежий воздух свободной Америки или спертое дыхание коммунистической России». Он присоединился к антирузвельтовской «Лиге американской свободы», которая публиковала памфлеты и спонсировала радиопрограммы, утверждавшие, что «Новое дело» разрушает свободу личности.

Антипатия Смита к Рузвельту и его политике была так велика, что на выборах 1936 и 1940 годов он поддерживал республиканских кандидатов в президенты. Интересно, что отношения между Смитом и Элеонорой Рузвельт оставались дружественными. В 1936 году, когда в Вашингтоне Смит выступил с яростными нападками по радио на президента, она пригласила его остановиться в Белом Доме. Не желая ставить Рузвельта в затруднительное положение, Смит отказался.

17 марта 1930 года в Нью-Йорке началось строительство Эмпайр Стэйт Билдинга – высочайшего в то время здания в мире. Дату начала строительства – день Святого Патрика – выбрал, вспомнив о своих ирландских корнях, Ал Смит, ставший президентом Эмпайр Стэйт  Компани, организации, которая строила амбициозное здание. 


      Небоскреб построили всего за 13 месяцев.  1 мая 1931 года пятилетний внук Смита перерезал ленточку, и уникальное сооружение было открыто. С речью на открытии выступил Смит, а также присутствовавший там Рузвельт, произнесший комплиментарные слова в адрес Ала Смита.

Когда в Германии к власти пришли нацисты, Смит поднял свой голос в защиту немецких евреев и резко протестовал против политики «подождем и посмотрим», которой придерживались многие государственные деятели страны. С началом войны в Европе он стал активным сторонником подготовки Соединенных Штатов к войне с Германией и Японией. Он произнес по радио речь с призывом оказать помощь воюющей Великобритании, заслужив благодарность Уинстона Черчилля, приславшего ему личную телеграмму.

      В 1943 году по инициативе Роберта Мозеса, этого «главного строителя города», было принято решение о строительстве в Нижнем Ист-Сайде первого жилищного комплекса зданий, субсидированных городом. Место для возведения комплекса было выбрано в районе, где родился и провел детство Альфред Смит, и было решено назвать комплекс его именем. Смит с благодарностью согласился на это решение и утвердил присланный Мозесом текст на памятной доске. Строительство зданий началось в 1950 году и завершено в 1953 году, однако наблюдать за строительством и участвовать в его открытии Смиту не пришлось.

      4 мая 1944 года умерла его Кэти. Для Смита это был удар, от которого он уже не оправился. Он впал в глубокую депрессию и через пять месяцев, 4 октября 1944 года, умер. 

Мимо установленного в соборе Святого Патрика гроба с телом Ала Смита прошло более пяти тысяч нью-йоркцев вместе с мэром Фиорелло Ла Гвардиа.  Проститься с покойным прибыла Элеонора Рузвельт, представлявшая президента, который в это время был болен (он умер через шесть месяцев).

В 1950 году на территории комплекса имени Альфреда Смита был установлен его мемориал. Скульптор Чарльз Кекк изобразил губернатора Ала Смита стоящим перед подиумом, на котором лежит его знаменитая шляпа-котелок. На трех сторонах подиума нанесены сведения о его жизни и карьере, а на задней стороне – рельеф, изображающий уличную сцену Нижнего Ист-Сайда начала 1900-х годов.

 

      

 



      


       

 

      

      

    

      


      

 

      

   

      

      

Альберт Смит и Франклин Рузвельт

во время президентской кампании 1928 года


 


 

 

 




 

Text Box:   



 

Make a free website with Yola