Их помнит Нью-Йорк

 

ЭВЕРИ ФИШЕР

Text Box:

Когда звучит это имя, обычно оно соединено с английским словом “hall” – «зал»: Эвери-Фишер-Холл. Кто он, этот человек, чьим именем назван крупнейший в Нью-Йорке концертный зал?

«Мне хотелось бы, чтобы обо мне думали, как о музыканте, который еще и изготавливает высококачественное, высокоточное оборудование для любителей музыки», – сказал как-то Эвери Фишер.

Эвери Роберт Фишер родился в Бруклине 4 марта 1906 года в еврейской семье эмигрантов из Киева, всего лишь год назад попавших в США.  Жизнь Фишеров была буквально насыщена музыкой: у отца была огромная коллекция пластинок с записями классической музыки, все члены семьи – а в семье было шестеро детей – играли на каком-либо музыкальном инструменте, младший Эвери играл на скрипке.

Но профессиональным музыкантом он не стал. После окончания престижной Девитт Клинтон-школы Эвери поступил в Нью-Йоркский университет, где сначала изучал право, а затем сменил специализацию на биологию и английский язык. Однако ни то, ни другое, ни третье не стало его профессией: окончив в 1929 году университет, он поступил на работу в рекламное агентство, клиентами которого среди прочих были книжные издательства. В одном из таких издательств, G. P. Putnam's Sons, и стал работать Фишер. В 1933 году он перешел в издательство Dodd, Mead and Company и десять лет проработал там графическим дизайнером. Впоследствии работу в издательстве он называл «своей первой любовью», и даже после того, как основным его занятием стало радио, он иногда выполнял заказы издательства. «Смотреть на красивый типографский дизайн, – говорил он, – все равно что слушать музыку».  В 1960 году он оформил четырехтомный труд Уинстона Черчилля «История англоязычных народов». Заработанные за оформление книг деньги шли на благотворительность.

В 1940 году Эвери Фишер женился. Его спутницей жизни стала Джанет Кейн, с которой он случайно познакомился на вокзале Гранд Централ и так ею увлекся, что потом по телефонной книге обзвонил всех Кейнов в местности, где она жила, чтобы ее найти. Как и Эвери, Джанет была большой любительницей классической музыки, их часто можно было видеть на концертах в Линкольн-центре и Карнеги-холле. У них было трое детей – две дочери и сын.

В середине 30-х годов, еще работая в издательстве, Фишер начал конструировать радиоприемники, которые звучали лучше, чем имеющиеся в продаже. К 1937 году он внес существенные усовершенствования в конструкцию усилителя, механизма настройки и колонок. Фишер вспоминал: «Я продвинулся в своем хобби, и друзья просили меня сделать им такие же приемники, какие я делал себе. Так незаметно для себя я стал бизнесменом». Его первая фирма называлась «Филармоническое Радио».

Война прервала увлекательное занятие аудио-музыкой. Весь период военных действий Фишер изготавливал электронное оборудование военного назначения.

Text Box:  
Эвери Фишер с ламповым усилителем и громкоговорителем новой конструкции.
1954 г.
Вторая фирма уже носила его имя: «Фишер Радио». Он комплектовал технический штат фирмы, заманивая к себе лучших аудио-специалистов из европейских компаний. «У меня были самые квалифицированные инженеры, – вспоминал он. – Когда какой-нибудь фирме требовался специалист, первым местом, куда они шли, чтобы украсть кого-нибудь, была моя фирма. Я их понимал. Я добывал своих инженеров в Европе, где им бессовестно недоплачивали. Я предлагал им в четыре – пять раз больше, чем они имели. И эти парни делали супер-аппаратуру».

«Фишер Радио» вошло в рынок высокоточного (high-fidelity, hi-fi – «хай-фай»)  оборудования с набором компонентов, которые продавались по высокой цене и которые аудио-ценители того времени называли «Роллс-Ройсами» звуковой аппаратуры. Но Эвери Фишер и его европейские инженеры не почивали на лаврах достигнутой репутации. Tехнические разработки фирмы находились на переднем краю поля ее деятельности.

С началом использования для радиопередач ультракороткого (УКВ) диапазона волн и частотной модуляции (FM) мечта Фишера о высококачественной высокоточной передаче звука приблизилась к реальности. В 1957 году фирма выпустила первый «хай-фай» приемник Fisher 500, работавший на волнах амплитудной и частотной модуляции (AM/FM). Через год появился первый стереофонический ламповый приемник, а спустя несколько лет фирма перешла на выпуск транзисторных усилителей и приемников. Фирме Fisher принадлежит честь создания первой радиолы – комбинации стереофонического приемника и проигрывателя. Эти разработки принесли Эвери Фишеру мировую славу и богатство.

Text Box:  
Эвери Фишер на торговой выставке 1954 года демонстрирует возможности микшерного пульта, даже способность заставить женщину улыбнуться.


В период с 1959 по 1961 годы фирмой были сделаны важные усовершенствования AM/FM стереоустройств, которые позволили существенно повысить их мощность и чувствительность.

«Я хотел, чтобы моя продукция была самой лучшей из того, что можно было сделать по существовавшей технологии, – вспоминал Фишер. – На это мы не жалели средств. Мы не были самыми крупными в мире. Я уверен, что другие компании продавали товара больше, чем мы. Но нас это не интересовало».  

Когда в конце 60-х годов аудио-рынок начал сворачивать к массовому производству и продаже, Фишер решил, что пришло время покинуть поле деятельности, которой он так успешно занимался до этого. В 1969 году он продал фирму Fisher компании Emerson, которая, в свою очередь, продала фирму японской компании Sanyo. Фишер поддерживал отношения с обеими компаниями в качестве консультанта и по привычке посещал ежегодные торговые совещания, хотя и не имел никаких финансовых дивидендов.

После продажи фирмы основным занятием Фишера стала благотворительность – «возвращение старых долгов», как он это определял. В начале 70-х годов он организовал в библиотеке Нью-Йоркского университета комнату для прослушивания. «Я выпускник Нью-Йоркского университета, – говорил он, – и  обязан сделать для них что-нибудь большое, поскольку получал там рабочую стипендию».

Скрипач-любитель, Фишер играл на самой рядовой скрипке: он считал, что такому скрипачу, как он, играть на скрипке Страдивари грешно. Но для Джулиард-школы, готовившей музыкантов высочайшего класса, в 1992 году он купил скрипку Страдивари 1692 года.

Самым известным его даром, получившим широкий общественный резонанс, был благотворительный фонд Avery Fisher Artist Program («Программа Эвери Фишера помощи исполнителям»), распоряжаться которым он доверил Линкольн-центру. Фишер считал, что «музыканты выдающихся способностей являются важной частью нашей культуры. Но они, как цветы, которые должны цвести в определенное время. Им необходимо помочь в нужные моменты».

Text Box:  
Эвери-Фишер-Холл
Программа предусматривает два вида ежегодных премий: “Avery Fisher Prize” («Премия Эвери Фишера») и “Avery Fisher Career Grant” («Эвери Фишера грант исполнительской карьеры»). «Премию Фишера» в 75 тысяч долларов вручают солистам-инструменталистам и камерным ансамблям, показавшим выдающиеся результаты на музыкальном поприще. Среди лауреатов премии скрипач Джошуа Белл, виолончелист Йо-Йо Ма, пианисты Эмануэль Акс и Ефим Бронфман, Эмерсон-квартет и многие другие. «Гранты Фишера» по 25 тысяч долларов получают талантливые музыканты, обладающие большим потенциалом для карьеры исполнителя-солиста. «Гранты» в свое время получили многие музыканты, эмигрировавшие в Соединенные Штаты из Советского Союза: скрипач Александр Марков, виолончелист Иосиф Фейгельсон, пианист Игнат Солженицын (сын Александра Исаевича Солженицына), кларнетист Игорь Бегельман.

Коренной житель Нью-Йорка, Фишер был завсегдатаем всех музыкальных аудиторий города, и его удручала плохая акустика филармонического зала в Линкольн-центре, в котором нежелательное эхо и «глухие» зоны портили совершенное звучание музыки – цели всей его жизни. В 1973 году он передал Линкольн-центру 10,5 миллионов долларов на реконструкцию зала. Когда работа была закончена, Фишера с большим трудом уговорили согласиться на то, чтобы обновленный зал был назван его именем.

Увы, в скором будущем зал лишится привычного имени. За время, прошедшее с реконструкции 1976 года, зал основательно одряхлел и стал похож, по выражению дочери Фишера Нэнси, «на старую тапочку». Небольшие обновления и ремонты не дали существенного результата, и было решено провести кардинальную реконструкцию зала. По подсчетам специалистов, на эту работу потребуется 500 миллионов долларов, которые администрация Линкольн-центра надеется получить, назвав зал именем нового донора. Семья Фишера сначала категорически возражала, но потом согласилась за 15 миллионов долларов и обещание достойно представить роль Эвери Фишера в судьбе зала.

Text Box:  
Джанет Кейн Фишер с Йо-Йо Ма и Эмануэлем Аксом
Эвери Роберт Фишер скончался 26 февраля 1994 года от осложнений после инсульта, не дожив несколько дней до 88-летия. Его жена Джанет пережила мужа на 16 лет и умерла в конце 2010 года в 94-летнем возрасте. Она поддерживала теплые отношения с молодыми музыкантами, которые получили гранты Эвери Фишера или были удостоены его премии. Виолончелист Йо-Йо Ма и пианист Эмануэль Акс дважды играли у нее в дни ее рождения, и эти концерты были одними из самых ярких событий в ее долгой жизни.

Эрнст Нехамкин

 

 

 

 

 



 

Make a free website with Yola