Их помнит Нью-Йорк

 

БЕРНАРД БАРУХ

Text Box:  Если пожилому русскоязычному американцу встретится название  «Барух-колледж», он, возможно, вспомнит сочетание, часто упоминавшееся в послевоенное время: «План Баруха». Автор этого вошедшего в историю документа Бернард Барух, выдающийся американский политический деятель, был выпускником колледжа, который ныне носит его имя.

Бернард Маннес Барух (Bernard Mannes Baruch) родился 19 августа 1870 года в городе Камден (Camden), Южная Каролина, в еврейской семье Саймона и Беллы Барух. Саймон Барух был врачом и во время Гражданской войны служил в армии южан.

Text Box:  
Бернард Барух.
1892 г.
Когда Бернарду было десять лет, семья переехала в Нью-Йорк, и он с братьями (он был вторым из четырех братьев в семье) пошел учиться в местную школу. Он поступил в Городской колледж Нью-Йорка (City College of New York) в 14 лет: в то время не было государственных средних школ, и в колледж можно было поступить после начальной школы, если сможешь успешно сдать вступительные экзамены.

Годы учебы были временем не только его интеллектуального, но и физического развития: из хрупкого мальчика он превратился в атлета почти двухметрового роста.

Окончив колледж, Бернард зачастил на Уолл-стрит, стараясь узнать как можно больше о бизнесе. Вскоре он стал брокером (посредником по биржевым операциям), а потом и партнером в брокерской фирме A.A. Housman & Co.

В 1889 году Бернард влюбился в Энни Гриффен, высокую черноволосую девушку, дочь богатого бизнесмена, и она ответила на Text Box:  
Энни Гриффен Барух
его любовь взаимностью. Но он был беден и целых восемь лет не решался на женитьбу, хотя их встречи и прогулки в любимом ими Центральном парке были регулярными. Лишь когда он стал зарабатывать побольше, он пришел к родителям Энни просить руки их дочери. Однако Энни была епископальной христианкой, а Бернард был евреем, и отец Энни не дал своего согласия на их брак и не присутствовал на их свадьбе, которая состоялась 20 октября 1897 года. В конце концов он был вынужден признать, что ошибался, а Бернард и Энни впоследствии договорились, что будут воспитывать их двух дочерей в епископальной вере, а их сын пусть решает для себя сам.

К 1903 году Барух имел собственную брокерскую фирму и завоевал репутацию «Одинокий волк Уолл-Стрита» из-за своего отказа присоединиться к любой финансовой компании. К 1910 году он был одним из самых известных финансистов Уолл-Стрита.

В книге “My Own Story” («Моя собственная история») он писал: «Я не могу забыть взгляд моего отца в тот день, когда я с гордостью сообщил ему, что я “стоил” миллион долларов. Доброе, насмешливое выражение его лица, пожалуй, сказало мне больше, чем слова, что, по его мнению, деньги – дело второстепенное... Какая польза человеку от миллиона долларов, пока он не сделает с ними что-то стоящее».

Мнение отца заставило Бернарда задуматься о своей жизни. Он часто завидовал своему брату Герману, который пошел по стопам отца и стал врачом, работал для общего блага. Такую работу Бернард нашел в общественной сфере.

Его первое реальное знакомство с гражданскими делами произошло в 1910 году, когда мэр Нью-Йорка Уильям Гейнор предложил ему участвовать в попечительстве над его «альма-матер» – Колледжем города Нью-Йорка. Бернард взялся за это дело серьезно, ибо испытывал глубокое чувство благодарности  колледжу за образование. Попечительство оказалось первым звеном в цепи обстоятельств, которые в итоге привели его к сотрудничеству с президентом США Вудро Вильсоном. Своими деньгами он поддержал Вудро Вильсона в его президентской кампании, и в благодарность за это Вильсон ввел его в состав консультативной комиссии при Совете национальной обороны.

В 1918 году во время Первой мировой войны Бернард Барух стал главой вновь созданного Военно-промышленного комитета (War Industries Board) и сыграл ключевую роль в переориентировании американской промышленности на военные нужды.

Text Box:  
Американская делегация на Парижской мирной конференции: Бернард Барух, Норман Дэвис, Вэнс Маккормик, Герберт Гувер
По окончании войны Барух участвовал с президентом Вильсоном в работе Парижской мирной конференции. Американская делегация выступила против репараций, которые требовали от Германии пострадавшие от войны Франция и Великобритания, и поддержала  идею создания Лиги Наций как новой формы сотрудничества.

Однако Сенат США отказался ратифицировать итог работы Парижской конференции –  Версальский мирный договор, не желая связывать страну участием в Лиге Наций, в которой на тот момент преобладало влияние Великобритании и Франции и устав которой был составной частью договора. Германия подверглась жесточайшим репарациям, способствовавшим популярности в ней ультраправых сил и приходу к власти нацистов.

Неудивительно, что по поводу происходящих в мире событий Бернард Барух был настроен пессимистически. Он ратовал за готовность промышленности к предстоящим тяжелым временам, хотя в тот период эта идея считалась не актуальной и политически вредной. Он болезненно воспринимал злонамеренные ложные обвинения в том, что он лично наживался на Первой мировой войне. Он подвергся и антисемитским нападкам: в своей газете Генри Форд обвинил Баруха в том, что он был участником всемирного еврейского заговора с целью контроля над мировой экономикой.

В 1920 – 30-е годы Бернард Барух оставался видным правительственным советником и поддерживал внутренние и внешнеполитические инициативы Франклина Рузвельта после его избрания президентом. Во время действия рузвельтовского «Нового курса» (“New Deal”) Барух был членом «Мозгового треста» (“Brain Trust”) – команды советников при президенте, разрабатывавшей меры  по преодолению последствий Великой депрессии 1929 – 39 годов.

Когда в начале Второй мировой войны были отрезаны поставки природного каучука из Юго-Восточной Азии, Соединенные Штаты и их союзники столкнулись с потерей стратегического материала – резины. Президент Франклин Рузвельт был хорошо осведомлен об уязвимости США из-за ее зависимости от поставок натурального каучука, и еще в июне 1940 года сформировал Компанию по экономии резины, перед которой были поставлены задачи по накоплению резины, снижению износа автомобильных шин путем ограничения скорости, а также сбору обрезков резины для переработки.  Однако все эти меры не могли покрыть дефицит каучука, и с вступлением США в войну ситуация стала критической: к примеру, для изготовления одного танка «Шерман» требовалось полтонны резины, а за время войны было изготовлено 6000 танков. В августе 1942 года президент Рузвельт создал «Комитет по исследованию резины» (“Rubber Survey Committee”), который должен был дать рекомендации по преодолению кризиса. Во главе Комитета Рузвельт поставил Бернарда Баруха.

Text Box:  
Уильям Джефферс – первый «Резиновый директор»
В удивительно короткий промежуток времени в один месяц Комитет вынес свои рекомендации, две из которых имели важнейшее значение для решения резинового кризиса: назначение «Резинового директора», который должен иметь полную власть по поставкам и использованию резины, и немедленное строительство и сдача в эксплуатацию 51 завода по производству синтетического каучука. Уильям М. Джефферс, президент железнодорожной компании «Юнион Пасифик», стал первым «Резиновым директором». В течение двух лет было изготовлено сотни тысяч тонн нового материала, что стало одним из важнейших факторов победы союзников во Второй мировой войне.

Text Box:  
С Франклином Рузвельтом
Все годы войны Барух оставался доверенным советником и другом президента Рузвельта. В 1944 году Рузвельт провел месяц в качестве гостя в поместье Баруха Хобко Барони (Hobcaw Barony) в Южной Каролине. О смерти Рузвельта 12 апреля 1945 года Барух узнал в Лондоне, куда его послал президент со специальной миссией.