Русские американцы                      

 СУПЕРАКТЕР

У Антона Павловича Чехова был старший брат, тоже талантливый литератор, Александр Павлович. Александр Чехов жил в Петербурге и воспитывал двух сыновей от первой жены. Ему помогала гувернантка Наталья Александровна Гольден, которая стала его второй женой. В 1891 году у них родился сын Михаил.

В 1895 году Антон Павлович Чехов писал сестре Марии Павловне о своем четырехлетнем племяннике: «Миша – удивительный мальчик по   интеллигентности.   В его глазах блестит нервность. Я думаю, что из него выйдет талантливый человек». Предвидение великого писателя полностью сбылось: Михаил Чехов действительно стал талантливейшим актером, режиссером, педагогом, оказавшим огромное влияние на русское и мировое, прежде всего – американское, театральное искусство.

Еще в детстве Миша увлекся актерством, принимал участие в любительском кружке и после окончания гимназии в 1907 году поступил в Театральную школу при театре Литературно-художественного общества Петербурга («Суворинском театре»). По окончании школы в 1910 году он, один из немногих выпускников, становится актером этого театра.

Репертуар Суворинского театра состоял в основном из низкопробных поделок, атмосфера была пропитана интригами и завистью, но молодой актер ничего этого не замечал и с упоением переиграл множество ролей. Кроме проходных работ, были и очень заметные: Чебутыкин в «Трех сестрах» А. П. Чехова и особенно царь Федор Иоаннович в одноименной трагедии А. К. Толстого. За эту роль исполнитель получил от публики венок с надписью на ленте: «Юному самобытному таланту М. А. Чехову», чем возбудил страшную зависть у партнерши, игравшей царицу Ирину и обвинившей его в том, что он сам поднес себе венок.

Успех в этом спектакле решил творческую судьбу Михаила Чехова. Когда в Петербурге гастролировал Московский Художественный театр, родители послали Мишу к О. Л. Книппер-Чеховой, как к родственнице, с визитом. Она настояла, чтобы юноша показался К. С. Станиславскому. Константин Сергеевич предложил Чехову прочитать   что-нибудь. «Я замер,   вернее, умер – рассказывает он. – Еще минута, и мне стало все равно. Я прочитал Станиславскому отрывок из “Царя Федора” и монолог Мармеладова (из инсценировки «Преступления и наказания» Ф.М.Достоевского. – Э. Н.). Станиславский сразу же оценил дарование актера, и с мая 1912 года Чехов в МХТ. «Без всяких сомнений – талантлив, обаятелен. Одна из настоящих надежд будущего», – написал о нем Станиславский к концу первого сезона.

Сначала актеру поручали маленькие, иногда и бессловесные, роли, которые он играл с величайшей ответственностью. Потом появились более сложные роли, такие, как   Епиходов в «Вишневом саду» А. П. Чехова. В эти годы К. С. Станиславский работал над созданием своей знаменитой системы сценического искусства, для «обкатки» которой ему нужна была студия. В 1912 году была создана Первая студия МХТ под руководством ближайшего помощника Станиславского Леопольда Сулержицкого, и Михаил Чехов оказался в молодой труппе студии.

Первый же спектакль студии по пьесе Г. Гейерманса «Гибель “Надежды”», премьера которого состоялась   15 января 1913 года, вызвал поток рецензий, в которых отмечался «необыкновенный талант г-на Чехова», выступившего в роли старика Кобуса. За этой ролью последовала череда новых удач, которые принесли актеру широкую известность.

Однако личная жизнь Чехова складывалась далеко не столь безоблачно. Еще в раннем возрасте он страдал от конфликтов   между отцом и   матерью. Очень рано, под влиянием отца, он начал пить и стыдился этого, но с распадом родительской семьи и смертью отца в 1913 году стал   пить еще больше,     здоровье   ухудшилось, начался туберкулез легких.

В 1914 году он женился на Ольге Константиновне Книппер, впоследствии известной актрисе немецкого театра и кино Ольге Чеховой. В 1917 году жена от него ушла, оставив за собой дочь Аду, или Ольгу, тоже ставшую актрисой. Развод усугубил душевный кризис, Михаил не играл до конца сезона. Охваченный мрачными мыслями, он искал и не находил спасения в трудах Ницше, Шопенгауэра, подумывал и о самоубийстве. Не помог и консилиум врачей, приглашенных к нему по инициативе Станиславского и друзей из Первой студии.

Лишь в конце 1917 года здоровье Чехова стало улучшаться, и этому способствовала искренняя, горячая любовь учеников театральной школы, которую он организовал у себя дома по рекомендации и настоянию друзей. А полное выздоровление наступило после того, как в 1918 году в доме появилась Ксения Карловна Зиллер, вторая жена Чехова, окружившая его материнской заботливостью и отдавшая ему все тепло своего сердца.

В 1921 году Чехов сыграл две совершенно разноплановые роли, раскрывшие широчайший диапазон его творчества: короля Эрика XIV в одноименной трагедии

А. Стринберга и Хлестакова в гоголевском «Ревизоре». Эти роли вывели его в число первых актеров Москвы. Особенно поражал зрителей его импровизационный дар, причем его импровизация была настолько органична, что казалась тщательно отрепетированной. Вспоминает один из его   учеников, актер Виктор Громов: «В январе 1927 года Чехов играл Хлестакова с артистами Ленинградского академического театра драмы. В сцене вранья он с размаху бросился в   кресло, и сиденье   его внезапно вывалилось вниз, на пол. Большинство зрителей было уверено, что это был заранее подготовленный трюк, и эту уверенность можно было понять: Чехов, провалившись внутрь кресла, не смутился, не стал неловко оттуда выбираться. Наоборот, он принял эту случайность, как дар, как великую удачу, и стал дерзко, вдохновенно импровизировать. Прежде всего, он еще глубже втиснулся в кресло, так что видны были только комично трепыхавшиеся худые руки и ноги. И зрителю стало ясно: петербургский «елистратишка» так же, как в кресле, завяз в своем вранье и беспомощно барахтается в нем. Овацией ответил зал на эту молниеносную выдумку. А Хлестаков – Чехов, выскочив из кресла, с невероятным темпераментом повел дальше сцену вранья».

После смерти в 1916 году Сулержицкого фактическое руководство Первой студией осуществлял Е. Вахтангов, но в 1922 году он умер. Директором и художественным руководителем студии стал Михаил Чехов. В 1924 году Первая студия была преобразована в МХАТ 2-й. Новый театр открылся спектаклем «Гамлет» с Чеховым в заглавной роли. Реакция критики на спектакль была разной: от уничижительной до восторженной, но публика была единодушна в своей высокой оценке спектакля. На премьере под овации зрителей А. В. Луначарский вручил Михаилу Чехову грамоту о присвоении ему редкого тогда звания “Заслуженный артист государственных академических театров”. Затем последовали еще две блестящие работы – Аблеухова в «Петербурге» А. Белого и Муромского в «Деле» А. Сухово-Кобылина. «Вы чудесны в роли Муромского, – написал Чехову В. Мейерхольд. –   Поздравляю Вас с новой победой».

В 1927 году Чехов впервые снялся в кино. Это была роль старенького лакея Скороходова в фильме Я. Протазанова «Человек из ресторана». Дебют был неудачным: дарование актера, театральное по своей сущности, в котором огромное значение имеет голос, интонация, не могло проявиться в немом кино.

Летом 1928 года Чехов уехал в отпуск в Германию, где жили его бывшая жена и дочь, а осенью написал на родину письмо, в котором сообщал о своем решении остаться за рубежом. Несколько причин подвигли его на этот шаг, и трудно сказать, насколько он был оправдан. Чехова не устраивал репертуар, он мечтал о классическом театре, а вынужден был играть в слабеньких пьесах современных авторов. Ему надоели обвинения в том, что он, увлекавшийся религиозными исканиями, будто бы всеми правдами и неправдами проводил на сцену «мистику». Наконец, не последнюю роль в его решении сыграл конфликт между ним и коллективом МХАТ 2-го, который не согласился с художественными целями своего руководителя.  

Началась   контрактная работа в   театрах   М. Рейнхардта в Вене и в Берлине. Пройдя курс разговорной речи, Чехов играл на немецком языке, удивляя постановщиков спектаклей своей импровизационной манерой игры. Помощник Рейнхардта, увидев Чехова на премьере, на втором спектакле важно спросил: «Герр Тчехофф, вы сегодня, кажется, пьяны?   Вы   играете иначе, чем вчера!» Были неудачи, был и успех – роль клоуна Скида в пьесе Г. Уоттерса «Артисты». В Берлине Чехов организовал из русских актеров-эмигрантов и учеников   маленькую студию, подготовил спектакль «Гамлет».   Приезжавшие в эти годы в Берлин Станиславский, Мейерхольд и некоторые другие предлагали ему вернуться на родину, однако опасаясь, что по возвращении он будет арестован, Чехов предпочел остаться за границей.

В 1930 году работа по контракту закончилась, начались скитания по Европе в поисках работы и попытках реализации своего творческого потенциала. Париж, Рига, Каунас, Брюссель – во всех этих городах Чехов гастролировал со своей труппой, ставил спектакли, давал концерты. В феврале 1935 года с Пражской группой МХАТ, состоявшей из эмигрантов – бывших актеров МХАТ, он отправился в США.

Американцы сразу же оценили Чехова и предложили ему работу режиссера и педагога, но к этому времени он уже подписал контракт на работу в Англии. С 1936 по 1938 годы в имении Элмхерстов, в специально созданной для него студии Чехов занимался с двадцатью учениками, воспитывая актеров нового типа – не только   высоко профессиональных, но и нравственно ответственных за влияние, оказываемое на зрителя. В 1938 году студия переехала в Америку и вскоре была преобразована в театр со школой при нем. В октябре 1939 года в Нью-Йорке на Бродвее был показан первый спектакль театра «Одержимый» по романам Достоевского. Театр просуществовал недолго: в 1942 году всех его актеров забрали в армию.

Оставшемуся без театра Чехову помог устроиться в Голливуд С. В. Рахманинов, с которым Чехов познакомился в 1929 году в Париже. Актер снялся в нескольких фильмах, и хотя его   кинематографические   работы ни в какое сравнение не идут с   театральными, за исполнение роли   доктора Брулова в   фильме   “Зачарованный”   в     1946 году   он   был принят в   действительные члены Академии киноискусства и выдвинут на премию “Оскар”.

В последние годы жизни в связи с болезнью сердца он мог заниматься только преподаванием. Среди его учеников Мэрилин Монро, Грегори Пек, Юл Бриннер и другие артисты Голливуда. Мэрилин Монро вспоминала, как она пришла к Чехову с просьбой позаниматься с ней актерским мастерством. Михаил Александрович предложил ей прочитать с ним отрывок из «Короля Лира», дал ей книгу и попросил ненадолго выйти в другую комнату. Когда, по знаку Чехова, Мэрилин снова вошла к нему, она была потрясена: перед ней был настоящий король Лир, хотя на актере не было ни грима, ни костюма Лира. С огромным волнением вспоминала она о неизгладимом впечатлении, оставшемся у нее от чтения этого отрывка.

...В середине октября 1955 года народная артистка СССР О. Л. Книппер-Чехова получила от своей племянницы Ады Константиновны Книппер, сестры Ольги Чеховой, письмо из-за границы: «Милая дорогая тетя Оля! Пишу тебе, чтобы сообщить, что в ночь с 30 сентября на 1 октября внезапно скончался Миша Чехов. Последний месяц была в Калифорнии страшная жара, и Миша жаловался, что он ее тяжело переносит. Ему исполнилось 64 года...»      

Михаил Александрович Чехов похоронен на кладбище Форест Лаун Мемориал (ForestLawnMemorialPark)в Голливуде.

Выступая на вечере памяти Михаила Чехова, народная артистка СССР Цецилия Львовна Мансурова назвала его сверх-актером. Выражение это – не преувеличение, оно верно отражает масштаб его дарования и его место среди великих актеров мирового театра.

Эрнст Нехамкин


 

Make a free website with Yola