Их помнит Нью-Йорк

 

ЭДВИН БУТ 

 

13 ноября 1833 года ночное небо над Мэрилендом то и дело прочерчивали падающие звезды, и считалось, что всех, родившихся в такую ночь, ждет слава. В эту ночь в уединенном лесном доме вблизи городка Белэйр у знаменитого актера Джуниуса Брутуса Бута (Junius BrutusBooth) родился сын, которого назвали Эдвином.

       У Джуниуса Бута была большая семья – шестеро сыновей и четыре дочери. Трое его сыновей – Джуниус Брутус Бут-младший, Эдвин Томас Бут и Джон Уилкс Бут – стали актерами, но только Эдвин был признан величайшим американским актером 19-го столетия.

      Как и большинство актерских детей, Эдвин рос в театральном мире. Отец, прославившийся игрой в шекспировских трагедиях, брал мальчика с собой в гастрольные поездки, и вскоре тот выучил все отцовские роли.

 В 16 лет он впервые появился на сцене. Отец доверил ему небольшую роль Трессела в трагедии «Ричард III». Перед выходом сына на сцену Бут-старший, игравший Ричарда,  устроил ему небольшой экзамен: «Кем был Трессел?» - «Гонцом с поля сражения» - «С какой целью он прибыл?» - «Сообщить о разгроме королевских войск» - «Как он добирался?» - «Верхом на лошади» - «Где же твои шпоры? Возьми мои».Когда сцена с участием Трессела кончилась, отец за кулисами спросил сына: «Играл хорошо?» - «Думаю, что да» - «Отдай мои шпоры, сейчас мой выход».Спустя два года, в 1851 году, отец устроил сыну испытание на зрелость. В день спектакля «Ричард III» в Национальном театре Нью-Йорка он сказался больным и приказал Эдвину играть Ричарда самому. Обескураженный Эдвин помчался в театр. На него надели королевские одеяния отца, висевшие на нем, как на вешалке, и вытолкнули на сцену. Ничего не подозревавшие зрители аплодисментами встретили появление знаменитого актера, но после первого монолога распознали подмену и затихли в ожидании. Эдвин играл, подражая, естественно, отцу, однако в его игре было нечто отличное от игры Бута-старшего, и эти отличия то и дело вознаграждались аплодисментами зрителей. К концу спектакля Эвин понял, что испытание выдержал.      На следующий год Джуниус Бут-старший вместе с сыновьями Джуниусом и Эдвином отправились на гастроли в Калифорнию. В Сакраменто каждый из них имел бенефисный спектакль: сначала отец сыграл Ричарда III, на следующий вечер в свой бенефис Джуниус играл Отелло, а отец -- Яго, для бенефиса же Эдвина была выбрана популярная в то время пьеса  Томаса Отвея «Спасенная Венеция», в которой Эдвин играл роль Джаффера, трагического героя пьесы. Когда его в черной одежде увидел отец, он сказал: «Ты выглядишь, как Гамлет. Почему бы тебе в свой бенефис не сыграть Гамлета?» Эдвин ответил: «Если у меня еще будет  бенефис, я сыграю Гамлета».

Он действительно сыграет Гамлета в свой следующий бенефис, и эта роль станет главной в его жизни, но произошло это позже, когда отца уже не было в живых.

Бут-старший, разочарованный театральной жизнью в Калифорнии – театров было мало, и труппы были слабыми – решил вернуться на Восток, но Эдвину он посоветовал остаться и набираться опыта в актерском мастерстве. Сын послушался, а вскоре после отцовского отъезда он получил письмо, в котором сообщалось, что Джуниус Брутус Бут-старший скончался от дизентерии на борту парохода, плывшего из Нью-Орлеана в Цинциннати. До последних своих дней Эдвин корил себя за то, что не поехал на Восток вместе с отцом. Проскитавшись пару лет по городам и весям Калифорнии и пробавляясь случайными гастролями, Эдвин отправился в Австралию, где с большим успехом сыграл Шейлока в шекспировском «Венецианском купце».  Затем судьба занесла его на Сэндвичевы острова, как тогда назывались Гавайи. В Гонолулу был траур по случаю смерти короля, и наследник не мог присутствовать на спектаклях, но его желание увидеть приезжего актера в роли Ричарда III было столь непреодолимым, что он тайком прибыл в театр и уселся в кулисах в кресло, служившее в театре троном. Когда в ходе спектакля подошел момент коронации Ричарда, наследника вежливо попросили освободить кресло-трон, и он наблюдал за процессом коронации стоя. 

Из Гонолулу Эдвин вернулся в Калифорнию и провел там четыре года, сыграв множество ролей, в том числе впервые роль короля Лира. На очереди было завоевание восточного побережья.

20 апреля 1857 года в Бостоне он играл сэра Джиля Оверрича в популярной тогда пьесе Филиппа Мессинджера «Новый способ платить старые долги». Сложность ситуации была в том, что среди публики было много зрителей, которые видели в этой роли Бута-старшего в лучший период его творчества. Появление Эдвина на сцене встретили вежливыми аплодисментами, которые к концу спектакля превратились в овацию и бессчетное количество вызовов на поклоны. Вышедшие на следующий день газеты были единодушны в высокой оценке игры молодого актера. Эдвин понял, что успешно сделал важный шаг на пути к театральной Мекке Америки – нью-йоркскому Бродвею.

Уже 4 мая он сыграет в Нью-Йорке Ричарда III, а затем последовала целая череда ролей, сыгранных с блеском и вызвавших восторженную реакцию театралов. Началась интенсивная театральная жизнь с многочисленными премьерами и гастролями на Юг и Запад страны.Во время гастролей в Ричмонде он встретил красивую хрупкую девушку Мэри Девлин и влюбился. Она была хорошим музыкантом и способной актрисой, но оставила сцену после помолвки с Эдвином. 7 июля 1860 года они поженились и вскоре вместе отправились в Англию.

В Лондоне у Бутов родилась дочь, которую назвали в честь отца Эдвиной. Пребывание в Англии было непродолжительным и не очень удачным. Публика без особого энтузиазма отнеслась к игре американского актера, возможно, вследствие устойчивого неверия англичан в артистические способности «янки». Впрочем, можно предположить, что Эдвин действительно был не в лучшей форме: его молодая любимая жена была серьезно больна. В сентябре 1862 года они вернулись в Америку, а в феврале следующего года Мэри Девлин Бут скончалась.

После смерти жены, с трудом оправившись от горя, Эдвин заключил контракт с нью-йоркским театром Winter Garden, на сцене которого произошел высший расцвет его таланта. Сыгранные им многочисленные роли вызывали живейший интерес публики и внимательное обсуждение в прессе, что само по себе свидетельствует об успехе актера, особенно если учесть, что актеру не было еще и тридцати. Его игра существенно отличалась от игры отца. Джуниус Бут-старший был выдающимся актером, но актером своего времени: так же, как игра его современника, великого английского трагика Эдмунда Кина, его игра была энергичной и «громкой» до некоторой декламации и напыщенности; недаром его любимой ролью была роль злодея Ричарда III. Эдвин играл более естественно, в спокойной, глубокой, полной размышлений манере, и наиболее соответствовала этому исполнению роль Гамлета.

24 ноября 1864 года на сцене театра Winter Garden состоялась премьера «Гамлета» с Эдвином Бутом в главной роли. Сто вечеров подряд шел этот спектакль при переполненном зале – беспрецедентный по тем временам случай, вошедший в анналы театральной жизни Америки.   Любопытна история, связанная с черепом Йорика в сцене на кладбище. Когда-то Бут-старший проникся жалостью к обвиняемому конокраду и нанял для него адвоката, чтобы облегчить его участь. Конокрада все равно осудили, но в знак благодарности он завещал актеру свой череп, дабы тот использовал его в «Гамлете». Этот череп некоторое время в спектаклях Эдвина Бута был черепом Йорика.Вечером 14 апреля 1865 года Эдвин играл в театре Бостона. На следующее утро он открыл газету, и у него буквально потемнело в глазах: убит президент Линкольн, и убийца – его брат Джон Уилкс Бут.  Линкольн был в театре, когда Джон проник в его ложу и выстрелил в него в упор. Затем он прыгнул через барьер президентской ложи и задел шпорой звездно-полосатое знамя, обрамлявшее барьер. Джон неловко упал на сцену, но тут же вскочил на ноги и закричал: "Смерть тиранам!" При падении он сломал ногу, но сумел быстро пробраться к запасному выходу, вскочить на лошадь и покинуть столицу. Десять дней спустя Бут был настигнут в северной части штата Вирджиния. Он скрывался на ферме своего сообщника. Когда солдаты окружили сарай, где прятался актер, он отказался сдаться и был убит. Его похоронили в Вашингтоне в подвале тюрьмы.  Еще недавно они втроем играли в спектакле «Юлий Цезарь» на сцене театра Winter Garden: Джуниус играл Кассиуса, Эдвин – Брута и Джон – Марка Антония. «Старший, Джуниус, мощный и стройный, как истинный римлянин, Эдвин, с его магнетической страстностью и изяществом, и Джон, в совершенстве юной красоты, стояли бок о бок перед занавесом снова и снова» - вспоминал один из зрителей. 

      Это был единственный раз, когда братья играли вместе. Эдвин не был близок с Джоном, в частности, потому, что сам он был федералистом и сторонником  Линкольна, а Джон – ярым сепаратистом. Он был уверен, что Линкольн хочет стать королем Америки, и это приводило его в бешенство.

 Они не были близки, но оба  были Бутами, и Эдвин ушел со сцены. Он не играл почти год, и его возвращению в какой-то степени способствовало письмо друга, который напомнил ему об эпизоде, случившемся в 1863 или 1864 году на железнодорожной платформе в Нью-Джерси Сити. Вот как рассказывал об этом случае его главный участник:

      «Группа пассажиров поздно вечером покупала билеты в спальный вагон у проводника, стоявшего у входа в вагон. Пол вагона был расположен на уровне платформы, но между краем платформы и вагоном была небольшая щель. В давке меня прижали к стенке вагона, поезд тронулся, мои ноги провалились в щель, и я оказался совершенно беспомощным. В этот момент кто-то схватил меня за воротник пальто и вытащил на платформу. Я повернулся, чтобы поблагодарить своего спасителя и увидел, что это был Эдвин Бут, лицо которого мне было хорошо знакомо. Назвав его по имени, я выразил ему свою искреннюю благодарность за спасение».

Человек, которого спас Эдвин, был Роберт Тодд Линкольн, старший сын президента.  

3 января 1866 года в театре Winter Garden давали «Гамлета», и главную роль должен был играть Эдвин Бут. Он шел в театр и слышал, как кто-то из  толпы угрожал ему, но когда он вышел на сцену, его встретили громом аплодисментов. Его девять раз вызывали на поклоны, на сцену летели цветы. В Бостоне, Филадельфии, везде, где он играл после своего возвращения, его встречали с таким же энтузиазмом. Вскоре его наградили медалью Гамлета, специально выпущенной в память о  сыгранных им ста спектаклях великой трагедии. 

       В 1867 году сгорел Winter Garden. В огне погибла вся сценическая «амуниция» Эдвина: костюмы, парики, грим и многочисленные дорогие ему мелочи. Он задумал создать свой театр, который был бы своего рода шекспировским храмом. Два года он ездил по стране с гастролями, чтобы собрать средства на строительство театра, и 3 февраля 1869 года театр Бута открылся спектаклем «Ромео и Джульетта». В роли Ромео, естественно, был занят Эдвин, Джульетту играла актриса Мэри МакВиккер, которая вскоре стала его женой.

    В своем театре Эдвин поставил и сыграл много шекспировских спектаклей, но, очевидно, менеджером он был неважным, и через несколько лет под грузом долгов (на строительство театра он потратил свыше миллиона долларов) ему пришлось отказаться от театра, уступив всю свою собственность кредиторам. Оправляясь от банкротства, он с большим успехом стал гастролировать по стране, . Одновременно он писал книгу, которую назвал «Prompt-Book» - «Суфлерский экземпляр пьесы». В 15 томах этой книги Эдвин изложил свое понимание шекспировских пьес и подытожил свой опыт создания спектаклей.       Судьба его преступного брата не давала ему покоя. Собравшись с духом, Эдвин обратился к президенту Джонсону с просьбой передать ему останки Джона. После длительных проволочек его просьба была удовлетворена, и в 1869 году Джон Уилкс Бут был похоронен на фамильном участке Бутов кладбища Green Mount Cemetery в Балтиморе.23 апреля 1879 года Эдвин играл в Чикаго заглавную роль в шекспировской пьесе «Ричард II». В начале последнего акта с балкона раздались два выстрела. Пуля просвистела в нескольких сантиметрах от головы актера. Эдвин подошел к краю сцены, внимательно посмотрел на стрелявшего и увидел, что тот поднял револьвер, чтобы сделать третий выстрел. Ни на секунду не выходя из роли, Эдвин повернулся и не спеша удалился за кулисы. Третьего выстрела не было: покушавшегося схватили. А Эдвин, обратившись к возбужденной публике, попросил отпустить его на минутку, чтобы успокоить жену, затем вернулся на сцену и продолжил спектакль. Стрелявший был сумасшедшим, его звали Марк Грей. Пулю, предназначенную Эдвину, нашли, он изготовил для нее маленький футлярчик с надписью «Эдвину Буту от Марка Грея. 23.04.1879» и носил в качестве талисмана на цепочке часов.   

В 1880 году Бут с женой и дочерью отправился на гастроли в Англию. Он с некоторой опаской ожидал встречи с английской театральной публикой, вспоминая прохладный прием прошлых гастролей. Американцы еще продолжали быть не в моде в Англии, но это никак не сказалось на реакции зрителей: публика была в восторге от «Гамлета», «Короля Лира» и «Отелло», критика превозносила игру великого актера Эдвина Бута.

И опять, как когда-то в Лондоне, судьба нанесла Буту удар. Переживания в период банкротства не прошли бесследно для его жены: она постепенно погружалась в параноидальное безумие. Гастроли пришлось прервать и срочно возвратиться в Нью-Йорк. 13 ноября 1881 года, в день рождения Эдвина, Мэри МакВиккер Бут умерла.

Спустя полгода Эдвин продолжил гастроли в Англии и с огромным успехом играл в Берлине и Вене по-английски в говорящих по-немецки труппах.Вернувшись в Америку, Бут вновь погрузился в активную театральную жизнь. Его все больше увлекала идея клуба, в котором актеры могли бы общаться и друг с другом, и с представителями других видов творчества, и с людьми, поддерживающими творческие начинания. Он купил в Нью-Йорке особняк, пригласил архитектора для реконструкции дома и разработки интерьера, и 31 декабря 1888 года передал особняк в собственность актерского клуба «The Players», оставив себе квартиру на третьем этаже.

В этой квартире он провел последние годы жизни, лишь изредка появляясь на сцене. Последний раз он играл в 1891 году в Академии Музыки Бруклина, и это был «Гамлет»...

Эдвин Томас Бут умер в ночь на 7 июня 1893 года. Его похоронили рядом с могилой его первой жены Мэри Девлин Бут на кладбище Mount Auburn Cemetery в Кембридже, Массачусетс.

В ноябре 1918 года в "нижнем" Манхэттене - южной части острова - вблизи клуба «The Players» был установлен памятник великому американскому трагику. Скульптор Эдмонд Куинн изваял Эдвина Бута в его коронной роли Гамлета: слегка склоненная голова человека в мучительном раздумьи «Быть или не быть?»...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



 

Make a free website with Yola