Их помнит Нью-Йорк

ХОРАС ГРИЛИ

Этот человек, живший в 19-м веке, был не очень удачливым политиком, но, тем не менее, Нью-Йорк удостоил его двух памятников. Хорас Грили, по мнению историков, был «величайшим редактором своего времени», а газета “New York Tribune”, которую он основал и редактировал, была самым влиятельным изданием в Соединенных Штатах. 

       Хорас Грили (Horace Greeley) родился 3 февраля 1811 года в Амхерсте, штат Нью-Гэмпшир, в семье небогатого фермера ирландско-шотландских корней. Довольно хилый мальчик, не признававший обычные детские игры, Хорас научился читать раньше, чем стал говорить, и славился среди местного общества абсолютной грамотностью. Возможно, любовное отношение к книгам и газетам, удовлетворявшим его стремление читать, породило в нем раннее желание стать печатником-типографом.

      В 11 лет Хорас сделал первую попытку стать учеником типографа, но потерпел неудачу по малолетству. Через три года ему удалось устроиться учеником в типографии одной из газет в Вермонте. Здесь он проявил себя хорошим работником, овладел азами редактирования и стал завсегдатаем местных политических сборищ. Однако вскоре газета перестала выходить, и Хорас вернулся к родителям, которые к этому времени купили небольшой участок в Пенсильвании. Там Хорас время от времени подрабатывал печатником в местных типографиях, отдавая почти все заработанные деньги родителям. Наконец, убедившись, что постоянной работы вблизи от родительского дома не найти, Хорас пешком и на попутном транспорте, с узелком одежды на палке и с десятью долларами в кармане, отправился в Нью-Йорк.

      Он добрался до Нью-Йорка в августе 1831 года и начал искать работу. С трудом ему удалось наняться печатать карманное издание «Нового завета». Работа была такой трудной и оплачивалась так скудно, что никто не хотел ею заниматься, но Хорас успешно справился с нею. После этого его уже охотно брали на работу, и он три года работал печатником в разных изданиях.

      Но мечтой Грили было редактирование собственной газеты, и, скопив небольшой капитал, он основал еженедельник “The New Yorker”, первый номер которого вышел 2 марта 1834 года. Газета (не имеющая отношения к современному журналу того же названия) издавалась семь лет, в ней публиковались новости литературы, искусства и науки. Она никогда не была прибыльной, но пользовалась огромной популярностью, благодаря которой имя редактора Хораса Грили стало широко известным.

      Популярностью Грили воспользовались лидеры партии Вигов – предшественницы Республиканской партии. Ему было доверено создать и возглавить печатный партийный орган Вигов. Им стала газета “The Log Cabin”, выходившая  огромным по тому времени тиражом до 80 тысяч экземпляров. Газета во многом способствовала победе в президентской гонке 1840 года кандидата партии Вигов Уильяма Гаррисона.   Победа Гаррисона упрочила репутацию Грили и сделала его заметной фигурой в политической жизни страны.

      В 1841 году Грили объединил обе свои газеты в одну под названием “New York Tribune”. Новая ежедневная широкоформатная газета стала главным печатным органом партии Вигов, а затем Республиканской партии. Хорас Грили был ее редактором до конца своей жизни.

      Газета кардинально отличалась от большинства изданий того времени, ставивших сенсационность в основу своей политики. На ее страницах не было отчетов полиции, скандальной хроники, сомнительной медицинской рекламы. Публикации газеты славились своей энергичной направленностью в сочетании с высокой точностью и безупречным вкусом. Грили привлекал к работе лучших журналистов, политиков, экономистов, писателей, искусствоведов. В числе зарубежных корреспондентов в газете сотрудничали Карл Маркс и Фридрих Энгельс.

      Грили занимал либеральную позицию по всем вопросам социальной жизни. Он увлекался идеями Фурье и помогал создать утопическую коммуну у города Ред Банк, Нью-Джерси. Он осуждал бесчеловечную эксплуатацию наемного труда, выступал против монополий, ратовал за запрещение смертной казни.  Он поддерживал так называемый «принцип участка поселенца» (“homestead principle”), согласно которому принадлежащий государству земельный участок переходит в собственность того, кто его обрабатывает. Принцип широко использовался поселенцами, осваивавшими Запад страны, Знаменитым стал призыв, приписываемый Грили: «Иди на Запад, молодой человек, иди на Запад и расти вместе со страной».

В декабре 1848 года Грили был избран в Конгресс США на место выбывшего конгрессмена. Он прослужил в Конгрессе всего несколько месяцев – до марта 1849 года, и этот срок был единственным временем пребывания Грили в выбранной власти: все остальные его попытки быть избранным окончились неудачей. В нем росла обида на однопартийцев-вигов за отсутствие поддержки на выборах. Кроме того, ему не по душе было противоречивое отношение партии к существованию рабства, которое он отвергал и по моральным, и по экономическим соображениям.

      Все свои надежды он связывал с образованной в 1854 году Республиканской партией, название которой предложил сам Грили. В течение многих лет газета Грили подпитывала в читателях растущую антирабовладельческую убежденность. В своих редакционных статьях он выступал против любого компромисса с существованием рабства даже на определенных территориях, поддерживал организации, препятствовавшие распространению рабства на Запад, осуждал практику охоты за беглыми рабами.

      Когда с целью сохранения рабства южные штаты, образовав Конфедерацию, начали отделяться от Союза северных штатов, Грили призывал не допускать никаких уступок рабовладельцам, называя их «неразборчивым в средствах меньшинством». С началом Гражданской войны Грили присоединился к радикальной антирабовладельческой фракции Республиканской партии, которая требовала  немедленно положить конец рабству. Он критиковал президента Линкольна за его заявление, что его «первостепенная задача – сохранить Союз, а не сохранить или уничтожить рабство», и приветствовал его, когда тот, наконец, издал «Прокламацию об освобождении рабов».

      Политика Грили во время войны и после нее для многих была непонятной. Он был против номинации Линкольна на второй срок президентства. В разгар войны он предлагал прекратить военные действия и начать переговоры о мире. Особое негодование общественности вызвало желание Грили освободить из заточения бывшего президента Конфедерации Джефферсона Дэвиса, для освобождения которого он даже внес часть залога.

Поддержав кандидатуру героя Гражданской войны республиканца Улисса Гранта на президентских выборах 1868 года, к выборам 1872 года Грили стал его острым критиком, обвиняя его администрацию в коррупции и пренебрежении к социальным проблемам, а также в жесткой политике в южных штатах. Выступая против притязаний Гранта на перевыборы на второй срок, Грили присоединился к отколовшейся от республиканцев Либерально-республиканской партии.

      К всеобщему удивлению, либеральные республиканцы номинировали Грили в качестве кандидата в президенты. Еще более удивительно, что кандидатуру Грили поддержал его давнишний оппонент – Демократическая партия, пытавшаяся сосредоточить избирателей, выступавших против Гранта.

Кандидат Грили убеждал, что война закончена, Конфедерация разрушена, с рабством покончено, пора вывести федеральные войска из южных штатов и дать людям возможность заниматься их делами. Он никогда не был сильным борцом, а республиканцы были безжалостны в борьбе с ним: они изображали его эксцентричным чудаком и ренегатом, которому нельзя верить. Его призыв к амнистии конфедератов использовал популярный карикатурист Томас Наст, изобразивший Грили пожимающим руку убийце чернокожих в стремлении пополнить ряды противников Гранта.

      В ходе избирательной кампании Грили ездил по стране и выступал с речами, которые и его друзья, и оппоненты признавали блестящим примером предвыборной агитации. Однако всеобщий энтузиазм, порожденный выступлениями Грили, быстро поник, поддержка демократов была очень вялой, и Грант выиграл выборы.

      Хорас Грили был женат. Его жена, бывшая учительница из Северной Каролины Мэри Чейни, активная суфражистка и поклонница спиритуализма, свято верила в возможность контакта с умершими. Этот брак нельзя было назвать счастливым: Грили, несмотря на собственное увлечение спиритуализмом, всячески избегал общения с женой. Однако, когда жена серьезно заболела, он немедленно прекратил поездки по стране и несколько недель, практически совершенно без сна, провел у постели умирающей жены. Мэри Грили умерла 30 октября 1872 года, а через месяц, 29 ноября 1872 года, скончался Хорас Грили.

Он хотел, чтобы его похороны были самыми простыми и скромными, но обе его дочери, единственные, кто дожил до взрослого возраста из семерых его детей, устроили пышную церемонию, на которой присутствовали президент и вице-президент. Хораса Грили похоронили на кладбище Грин-Вуд в Бруклине.

      В 1890 году выдающийся американский скульптор Джон Куинси Адамс Уорд изваял статую Хораса Грили, которая была установлена перед зданием газеты “New York Tribune”. Когда в 1916 году здание снесли, бронзовую статую на гранитном пьедестале установили на ее теперешнем месте – в парке Сити-Холла.

 

      В 1894 году в Манхэттене появился еще один монумент Грили, созданный скульптором Александром Дойлом. Он расположен на небольшом участке между Бродвеем и 6-й авеню в районе 33-й улицы. Этот уютный уголок – «Площадь Грили» (“Greeley Square”) – назван в честь знаменитого редактора.

Хорас Грили даже в самую жаркую погоду носил пальто, и это чудачество отразили в своих работах оба автора: обе скульптуры изображают Грили одетым в пальто. На обоих монументах круглолицый пожилой джентльмен со странной бородой, растущей вокруг горла, сидит в кресле и держит в руке свое детище – сложенную газету.   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Text Box:  
Памятник Хорасу Грили
 работы Джона Уорда в Сити-Холл парке
Text Box:  
Памятник Хорасу Грили
работы Александра Дойла
на площади Грили

 

 

 

 



 

Make a free website with Yola