Их помнит Нью-Йорк

 

ИСАМУ НОГУТИ

Text Box:

Когда идешь по Бродвею в Нижнем Манхэттене, невольно останавливаешься перед огромным кубом, окруженным с трех сторон небоскребами. Создается впечатление, что куб бросает вызов окружению: его красный цвет контрастирует с черными и коричневыми зданиями, а в противовес небоскребам с их надежными опорными поверхностями куб дерзко поставлен на угол творцом этого необычного произведения – замечательным американским скульптором и дизайнером японского происхождения Исаму Ногути.

Исаму Ногути (Isamu Noguchi) родился 17 ноября 1904 года в Лос-Анджелесе, Калифорния. Он был внебрачным сыном японского поэта Ёнэдзиро (Ёнэ) Ногути и американской писательницы Леони Гилмор (Leonie Gilmour).

Вскоре после рождения сына Ёнэ прекратил связь с Леони и сделал предложение  известной журналистке Этель Армс. После помолвки он уехал в Японию и ждал там ее приезда, но она, узнав о Леони и ее новорожденном сыне, отказалась от брака.  

В 1906 году Ёнэ предложил Леони приехать с сыном в Японию. Растущие в США антияпонские настроения, последовавшие после Русско-японской войны, заставили Леони согласиться, и в марте 1907 года они прибыли в Иокагаму. Однако ко времени их прибытия  Ёнэ успел жениться на японке и практически не участвовал в воспитании сына.

В 1912 году у Исаму родилась его сводная сестра Айлс Гилмор, которая впоследствии стала танцовщицей, одной из первых представительниц движения «Американский танец модерн», основательницей которого считают Айседору Дункан.

В 1918 году Исаму отправили учиться в Соединенные Штаты. Сначала он учился в поселке Роллинг-Прери, штат Индиана, затем переехал вместе с опекавшим его доктором Эдвардом Румли в город Ла Порт в том же штате и стал учиться в основанной доктором школе-интернате. Он окончил ее в 1922 году и поделился с Румли мечтой стать художником. Тот предпочитал, чтобы Исаму выбрал для себя профессию врача, но не стал противоречить юноше и послал его в Стэмфорт, штат Коннектикут, к своему другу скульптору Гутзону Борглуму поработать у него учеником.

Выдающийся скульптор Гутзон Борглум известен как автор знаменитой композиции из барельефов четырех американских президентов, высеченных в граните горы Рашмор, штат Южная Дакота. Работа над барельефами началась в 1927 году, а когда летом 1922 года Исуму приехал к скульптору, тот по заказу города Ньюарк, штат Нью-Джерси, работал над огромной бронзовой группой «Войны Америки», содержащей скульптуры 42 пеших воинов и двух всадников.

Text Box:  
Гутзон Борглум.
Войны Америки.
1926.


Ученик Ногути мало чему научился у мэтра, кое-какие навыки по бронзовому литью он получил от итальянских помощников скульптора. В конце лета Борглум сказал ученику, что скульптор из него не получится, и посоветовал ему согласиться с мнением Румли и начать учиться на врача.

Исаму переехал в Нью-Йорк и с финансовой помощью Румли поступил на подготовительное отделение медицинского факультета Колумбийского университета. Однако недолгая учеба у Борглума породила у Исаму желание стать именно скульптором. По совету своего однофамильца, известного бактериолога Хидэё Ногути, а также матери, которая вернулась из Японии, он приступил к учебе в вечерней художественной школе имени Леонардо да Винчи, оставаясь студентом университета.

Главой школы был скульптор Онорио Руотоло, который пришел в восхищение от первых учебных работ Исаму. Уже через три месяца состоялась первая выставка Исаму Ногути, на ней были представлены небольшие скульптуры из гипса и терракоты. Вскоре он бросил учебу в университете и решил полностью посвятить себя скульптуре. Он приобрел студию и стал зарабатывать на жизнь портретными бюстами, но был завсегдатаем выставок авангардного искусства. Его особое внимание привлекали работы французского скульптора румынского Text Box:  
Константин Бранкузи
происхождения Константина Бранкузи.

С этим выдающимся ваятелем, одним из зачинателей абстрактной скульптуры Исаму познакомился в Париже, куда приехал по гранту фонда Саймона Гугенхайма, американского бизнесмена и филантропа, брата известного Соломона Гугенхайма. Несмотря на языковой барьер между двумя художниками (Ногути едва говорил по-французски, а Бранкузи совсем не говорил по-английски), Исаму семь месяцев проработал помощником Бранкузи. За это время он освоил технику создания скульптуры из камня – материала, с которым раньше не работал.

Text Box:  
Арно Брекер.
Исаму Ногути.
1927.

В Париже Ногути подружился с несколькими художниками, в том числе с немецким скульптором Арно Брекером, который изваял его бюст. В дальнейшем два бывших друга превратились в  противников: Брекер стал любимым скульптором Гитлера, и его работы служили антиподом «дегенеративному» абстрактному искусству, представителем  которого был Исаму Ногути. 

Text Box:  
Исаму Ногути.
Сечение сферы.
1927.

В первый год пребывания в Париже Ногути сделал лишь одну абстрактную мраморную скульптуру «Сечение сферы», но в следующем году на его счету было уже более двадцати абстракций из дерева, камня и листового металла.

В 1929 году он вернулся в Нью-Йорк и организовал там персональную выставку своих абстрактных скульптур. Ему не удалось продать ни одной работы, и он решил на время отложить абстракцию и для заработка вернуться к реализму. Ему заказывали свои портретные бюсты многие богатые и знаменитые люди, в том числе выдающаяся танцовщица, одна из ярких представительниц американского танца модерн Марта Грэм (Martha Graham).

Text Box:  
Исаму Ногути.
Марта Грэм.
1929.
Уже через год скульптор накопил достаточно денег для поездки в Азию. Он намеревался в первую очередь посетить Японию, но узнал, что отец не хочет, чтобы сын приезжал в страну под его фамилией. Потрясенный требованием отца, Ногути направился в Китай, где пробыл полгода, изучая творчество и технику живописи знаменитого китайского художника Ци Байши.

В Японию Исаму все-таки попал и встретился с отцом в Токио в отеле.  Встреча была неловкой и натянутой: отец и его жена явно опасались толков о том, каким плохим отцом был Ёнэ Ногути.

В Киото Исаму познакомился с местным «Садом камней» и глиняными погребальными скульптурами, вдохновившими его на создание терракоты «Королева».

Text Box:  
Исаму Ногути.
Актриса Лилиан Гиш.
1937.
Text Box:  
Исаму Ногути.
Королева.
1931.
Он вернулся в Нью-Йорк в разгар Великой Депрессии и пытался продать сделанные в Китае и Японии работы, но покупателей нашлось очень мало. Попытки участвовать в программах помощи художникам, открытых «Новым курсом» Франклина Рузвельта, тоже не увенчались успехом. Ногути стал сотрудничать с Мартой Грэм,  оформляя сцену для ее выступлений, затем подался в Голливуд делать портреты кинозвезд. Подзаработав, он отправился искать работу в Мексике.

Знаменитый мексиканский художник Давид Сикейрос предложил ему участвовать в создании огромной рельефной фрески для торгового центра в Мехико-Сити. 20-метровый рельеф «История, как она видится из Мексики в 1936 году» содержал такие современные на то время символы, как фашистская свастика, серп и молот, формула Эйнштейна E=mc2. В Мексике у Ногути был кратковременный страстный роман со знаменитой мексиканской

Text Box:  
Исаму Ногути.
История, как она видится из Мексики в 1936 году.
1936.


художницей Фридой Кало. Они оставались друзьями до самой ее смерти.

Text Box:  
Исаму Ногути.
Барельеф «Новости».
1940.
Он вернулся в Нью-Йорк в 1937 году и опять пробавлялся портретными бюстами, пока не получил заказ на проектирование фонтана для павильона компании Форда на Всемирной выставке 1939 года в Нью-Йорке. Фонтан, представлявший конструкцию из изготовленных из магнезита деталей автомобильного шасси, был прохладно оценен критикой и самим Ногучи, но уже его следующая работа получила всеобщее одобрение. Это был барельеф «Новости» для здания в Рокфеллер-центре, которое в то время занимало агентство Ассошиэйтед Пресс.

 Отлитый из нержавеющей стали барельеф изображает пятерых журналистов в погоне за сенсационными новостями: записывающего в блокнот, печатающего на пишущей машинке, говорящего по телефону, фотографирующего что-то и следящего за чем-то, например, за показаниями табло. Диагональные линии, проходящие по плоскости барельефа, символизируют всемирную новостную сеть агентства. Барельеф стал одной из последних фигуративных работ Ногути.

После атаки на Пёрл-Харбор все граждане японского происхождения были насильственно выселены с тихоокеанского побережья в лагеря для интернированных в глубине страны. Нагути, как постоянный житель Нью-Йорка, мог оставаться дома, но решил присоединиться к выселенным сородичам.

Text Box:  
Исаму Ногути.
Курос.
1946
Он прибыл в лагерь Постон, штат Аризона, в мае 1942 года. Единственный добровольный изгнанник, он работал плотником, но не переставал заниматься творчеством: проектировал для лагеря бейсбольное поле, бассейн, кладбище. Однако администрация лагеря отвергла эти проекты за ненадобностью, она с подозрением относилась к добровольному затворнику, который вмешивался не в свои дела. Среди интернированных он также не нашел понимания: они считали странного чужака шпионом администрации. Ногути подал прошение на освобождение, но получил лишь разрешение на месячный отпуск, из которого не вернулся. Федеральное бюро расследований завело на него дело, подозревая в шпионаже, и его не депортировали из страны лишь благодаря помощи Американского союза защиты гражданских свобод.

Покончив с проблемами, связанными с его японским происхождением, Ногути вернулся к творчеству. Он приобрел студию и полностью погрузился в работу, осваивая новую для него технику. Его новые произведения были абстрактными фигурами, изготовленными из плоских мраморных деталей, не скрепленных между собой, а опирающихся одна на другую и удерживающихся в устойчивом положении за счет немалого веса и точно выдержанного баланса. Таков почти трехметровый «Курос» – абстрактное воплощение мужской человеческой фигуры (на древнегреческом языке курос – юноша).  

Text Box:  
Кофейный столик Ногути.
1947
В 1947 году Ногути начал плодотворно сотрудничать с американским мебельщиком Германом Миллером. Ногути разработал несколько проектов мебели, выдержанных в стиле модерн. Один из проектов – «кофейный столик Ногути» – стал своего рода иконой такой мебели. Основа стола изготовлена из твердого дерева и представляет собой две одинаковые соединенные штырем детали, одна из которых перевернута по отношению к другой. Вместе они образуют фигуру, детали которой как бы перетекают одна в другую. Форма деталей образует устойчивую базу, позволяющую положить на нее толстую стеклянную столешницу без какого-либо крепления.

В 1948 году Ногучи отправился в Японию и пробыл там четыре года. Его пребывание стало своего рода персональным и политическим мостом между двумя странами, которые недавно были врагами. Хотя предложенный им проект монумента жертвам Хиросимы остался нереализованным, его роль в культурных связях между Японией и Америкой была очень важной.

Text Box:  
Констанин Бранкузи.
Леда.
1924
В 1950 году на выставке японских кимоно в Художественном музее Бруклина Ногути познакомился с японской актрисой Ёсико Ямагути. Они стали встречаться, вместе побывали на Филиппинах и в Японии и спустя год после первой их встречи обручились. Исаму повез нареченную в Париж и представил ее Бранкузи. Тот бросил на нее оценивающий взгляд, подвел ее к столику, на котором стояла фигурка, покрытая салфеткой, и сдернул салфетку. Это была его знаменитая скульптура «Леда», навеянная мифом о девушке, которую Зевс превратил в лебедя. Ёсико вспоминала, что красота скульптуры очаровала ее до слез.

Text Box:  
Ёсико Ямагути и Исаму Ногути.
1952. 
Затем были поездки по Европе и в Индию, и в декабре 1951 года в Японии состоялась их свадьба. Их брак оказался недолгим: они расстались через четыре года совместной жизни. Впрочем, их жизнь трудно назвать совместной: они сразу же договорились, что не будут мешать карьере каждого, и популярная, постоянно востребованная актриса и певица Ёсико Ямагути, она же Ли Сянлань редко появлялась у семейного очага.

Text Box:  
Музей Ногути
В последующие годы Ногути обрел широкую известность и признание. Его масштабные произведения украсили многие крупные города мира.

В 1974 году Ногути купил промышленное здание, расположенное в районе Лонг-Айленд Сити напротив его нью-йоркской студии, чтобы разместить в нем музей со своими работами. В 1985 году состоялось официальное открытие Садового музея Исаму Ногути. На двух этажах музея представлены скульптуры, архитектурные модели, сценография, рисунки и мебель, созданная по проектам художника. К зданию примыкает сад, в котором деревья и скульптуры образуют законченную совершенную картину.

В саду музея и похоронили Исаму Ногути, который умер от сердечной недостаточности 30 декабря 1988 года. «Америка потеряла своего величайшего скульптора – сказал на прощальной церемонии Аллен Уорделл, директор музея. – Он был больше чем скульптор, он был великим мыслителем и провидцем».

Эрнст Нехамкин

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



 

Make a free website with Yola