Их помнит Нью-Йорк

 

Text Box:  ЖАК МАРШЕ

Эту женщину звали мужским именем Жак Марше. Имя выбрал отец, оно было дорого ему: Жаком звали его отца, Марше была девичьей фамилией его матери, и он не захотел изменить имя родившейся девочки на женское Жаклин. Отец, Джон Кобленц, умер, когда она была совсем маленькой, и в память о нем она не стала менять имя.

Жак Марше Кобленц (Jacques Marchais Coblentz) родилась в Цинциннати, штат Огайо, в 1887 году. Она была не по годам развитым ребенком, и  уже в три с половиной года ее мать, Маргарет Норман Кобленц, в условиях безденежья вывела ее на сцену театров Чикаго. Чтобы избежать путаницы из-за ее мужского имени, юная актриса выступала под именами Эдна Кобленц или Эдна Норман. Она играла в таких популярных спектаклях того времени, как «Ложь во спасение» Сиднея Гранди и «Современный брак» Клайда Фитча. Ее приглашали в богатые дома Чикаго выступить с сольными номерами, помогая ей оплачивать образование.

Text Box:  
Жак Марше.
1914 г.
В 1903 году 16-летняя Эдна, занятая в спектакле «Пегги из Парижа» по пьесе знаменитого в то время писателя Джорджа Эйда, во время гастролей в Бостоне встретила Брукингса Монтгомери (Brookings Montgomery), студента Массачусетского технологического института, сына богатых родителей. Их брак получил скандальное освещение в местной прессе, семья Брукингса лишила его наследства. Однако после того, как у пары родилось трое детей, родители Брукингса, видя финансовые проблемы сына, взяли его детей к себе в Сент-Луис, штат Миссури.

В 1910 году Эдна разошлась с Брукингсом и вскоре вышла замуж за менеджера отеля Перси С. Депонаи (Percy S. Deponai), но в 1916 году разошлась и с ним. В том же году она переехала в Нью-Йорк, чтобы продолжить артистическую карьеру уже под своим именем Жак Марше.

Text Box:  
С мужем Гарри Клобером
В Европе полыхала война, и у многих американских интеллектуалов, разочарованных в  западной цивилизации, возник повышенный интерес к культуре и духовности Востока. В Нью-Йорке Жак Марше оказалась среди художников, путешественников, филологов, историков, которые были увлечены буддизмом, и сама стала энтузиастом этого возникшего в Древней Индии религиозно-философского учения.

В 1920 году она вышла замуж за бизнесмена из Бруклина, владельца химической фабрики  Гарри Клобера (Harry Klauber). Она говорила, что он был для нее «Гибралтарской скалой», на которую ей можно было опереться, получая от него необходимую поддержку, когда все выглядело самым мрачным и обескураживающим для нее и ее работы. Они купили в Статен-Айленде дом и в 1921 году поселились там вместе с детьми Жак. В доме, который они называли «гаванью мира» и встречались с друзьями, Жак Марше начала собирать коллекцию искусства Тибета.

Text Box:  
Ритуальные бронзовые божества 
тибетской религии Бон
На вопросы, с чего началась коллекция, она рассказывала о событии, происшедшим в детстве. Когда ей было лет пять, ее мать открыла коробку, многие годы хранившуюся на чердаке их дома. Там оказалась коллекция ритуальных статуэток тибетской религии Бон, предшественницы буддизма. Статуэтки привез из Индии прадед Жак, торговец чаем Джон Джозеф Норман. Он был знаком с несколькими тибетскими монахами-ламами, и один из них, особенно подружившийся с ним, подарил ему коллекцию из тринадцати статуэток. Все детство Жак играла этими статуэтками, предпочитая их материнским куклам.

После смерти матери в 1927 году она нашла статуэтки среди ее вещей и решила побольше узнать о них, о том, какой смысл в них заключен. Это привело ее к «глубокому исследованию и постоянному изучению тибетского искусства – его родины, его народа и его религии».

Жак Марше очень жалела, что по состоянию здоровья не могла посетить Тибет. Ее знания о Тибете были почерпнуты из книг. В ее библиотеке содержалась вся литература об Азии, изданная к тому времени по-английски.

К 1930-м годам Жак Марше стала прославленным коллекционером и видным специалистом в тибетологии. Она задумалась о месте содержания ее коллекции, об образовательном центре, который давал бы обширные сведения посетителям и в котором она могла бы с ними делиться своими знаниями.

В 1938 году Жак Марше открыла Галерею индийского и тибетского искусства в здании в районе Парковой авеню (здание сейчас не существует, на его месте построен небоскреб). Коллекция в Галерее содержала необычные для нью-йоркцев произведения искусства: развешанные на стенах «танка» – картины на шелке, резную деревянную мебель, светильники, расставленные на полках скульптуры и статуэтки богов и богинь, ритуальные принадлежности и костюмы. Свои приобретения Жак с гордостью показывала посещавшим Галерею группам и отдельным посетителям.  Она видела в Галерее способ заработать средства для строительства задуманного ею Центра культуры Гималаев.