Их помнит Нью-Йорк

 

Text Box:  ДЖОН ДЖЕКОБ АСТОР

Есть в Квинсе район, который называется «Астория», но не все знают, что район назван именем Джона Джекоба Астора, американского бизнесмена немецкого происхождения, коммерсанта и инвестора.

Джон Джекоб Астор (John Jacob Astor) родился 17 июля 1763 года в германском городе Вальдорф. Его отец был мясником, и Джон в детстве помогал отцу и работал продавцом молочных продуктов. В 1779 году 16-летний Джон переехал в Лондон и присоединился к брату Джорджу, работавшему у их дяди на фабрике пианино и флейт. Будучи в Лондоне, он овладел английским языком.

Text Box:  
Джон Джекоб Астор: «Прекрасный портрет моей жены Сары Кокс Тодд» .
В 1784 году Джон эмигрировал в Соединенные Штаты и снял комнату в Нью-Йорке у небогатой вдовы шотландского происхождения Сары Кокс Тодд. С ее дочерью, которую звали так же, как мать, у молодого человека завязался роман, и 19 сентября 1785 года младшая Сара Кокс Тодд (Sarah Cox Todd) и Джон Джекоб Астор поженились. За их долгое супружество у них родилось семеро детей.  Сара была практичной бережливой хозяйкой и, по его словам, «самым лучшим деловым партнером, каким какой-либо человек когда-либо был».

Джон стал работать у своего брата Генри, владельца мясной лавки, но случайная беседа с торговцем пушниной во время переезда в Нью-Йорк заинтриговала его. Поработав у брата некоторое время, он начал покупать пушнину у индейцев, самостоятельно ее обрабатывать, а затем перепродать меха в Лондоне и в других местах с большой прибылью. В конце 1780-х годов он открыл в Нью-Йорке собственный магазин меха, а также служил нью-йоркским агентом своего лондонского дяди и продавал его музыкальные инструменты.

К 1800 году Астор накопил почти четверть миллиона долларов и стал одной из ведущих фигур в торговле пушниной. Он импортировал пушнину из Канады в Нью-Йорк и отправлял ее в Европу. В 1800 году он организовал торговлю пушниной, чаем и сандаловым деревом с Китаем и имел большой доход. Однако эмбарго на торговлю США с остальным миром, которое президент Томас Джефферсон ввел в 1807 году в связи с нападениями на американские торговые суда, прервало импортно-экспортную торговлю Астора.

Text Box:  
А. А. Баранов
Тогда Астор сосредоточился на торговле мехом внутри страны. 6 апреля 1808 года из сети точек торговли мехом на Среднем Западе, в районе Великих озер и Северо-Западе США он основал Американскую меховую компанию (American Fur Company) с несколькими дочерними компаниями. Астор мечтал о факториях пушнины по всему тихоокеанскому побережью от испанской Калифорнии до русской Аляски. В 1809 году он встретился в Ново-Архангельске – сейчас это город Ситка, штат Аляска (Sitka, Alaska) – с главой торговой Русско-Американской компании и губернатором Русской Аляски Александром Андреевичем Барановым и предложил ему сотрудничество. Заключенный между Астором и Русско-Американской компанией договор предусматривал кооперацию между торговцами Астора и Баранова, запрет продажи оружия индейцам, монополию Астора на снабжение местных россиян и транспортировку российской пушнины кораблями Астора в Китай.

Text Box:  
Форт Астория в 1813 году.
В устье реки Колумбия в 1811 году был сооружен торговый пост «Форт Астория», который стал первым поселением США на тихоокеанском побережье. Для того, чтобы найти возможность добираться до форта сухопутным путем, Астор послал специальную экспедицию, которая нашла самый низкий Южный перевал (South Pass) через Скалистые горы. Через перевал были проложены маршруты, по которым сотни тысяч поселенцев пересекали неприступные горы.

Когда во время войны 1812 года между Англией и США англичане захватили фактории Астора, его торговля мехом прервалась. В 1816 году он занялся контрабандной торговлей опиумом: его Американская меховая компания закупила десять тонн турецкого опиума и отправила в Китай. Позже Астор прекратил торговлю с Китаем и продавал опиум только в Англии.

Меховой бизнес Астора возобновился в 1817 году после того, как Конгресс США принял протекционистский закон, который запретил иностранцам торговать мехом на территории страны. Американская меховая компания стала первенствовать в торговле в районе Великих озер. На острове Макино (Mackinac), расположенном в проливе между озерами Гурон и Мичиган,  Астор создал штаб-квартиру компании и в течение тридцати лет экспортировал оттуда шкурки бобров.

В феврале 1818 года утонул семилетний внук Астора. Это событие вызвало в нем глубокую депрессию, и в 1819 году он передал меховую компанию партнерам и сыну Уильямсу и отплыл в Европу с дочерью Элизой и душевнобольным сыном Джоном. Следующие 15 лет  Астор прожил в своем доме на берегу Женевского озера, но регулярно получал отчеты о бизнесе и продолжал принимать ответственные решения, периодически наведываясь в США.

В 1834 году Астор решил вернуться в Америку и продать компанию. Торговля мехом перестала быть прибыльной: машины позволяли изготавливать одежду намного дешевле, чем шить ее из меха, а вытеснение индейцев в резервации прекратило их торговлю мехом. Вскоре после прибытия в Нью-Йорк в апреле 1834 года Астор разделил компанию на две части и уступил каждую часть своим давним партнерам.

Text Box:  
Отель «Astor House»
1860 г.
Астор начал покупать землю в Нью-Йорке в 1799 году и приобрел значительные участки вдоль береговой линии. В начале 19-го века он стал более систематически, целенаправленно и расчетливо делать инвестиции в нью-йоркскую недвижимость. В 1803 году он купил ферму площадью 70 акров (28,4 гектара), которая была расположена к западу от Бродвея до реки Гудзон между 42-й и 46-й улицами. В том же и в следующем году он приобрел значительные участки земли Аарона Барра, попавшего в опалу за убийство на дуэли Александра Гамильтона, одного из отцов-основателей Соединенных Штатов.

Астор, как правило, ничего не строил на своей земле, предпочитая сдавать участки в аренду, однако в 1834 году в Нижнем Манхэттене он начал строительство отеля. Отель «Astor House» («Дом Астора») открылся в 1836 году и быстро стал самым знаменитым отелем страны. Отель не сохранился, он был снесен при строительстве нью-йоркского метро, но его слава распространилась по всему миру, и первый отель для иностранцев в Шанхае был назван тем же именем.

Text Box:  
Джозеф Когсвелл
Уроженец Германии, Астор в старости стал задумываться над тем, как ему отплатить стране, которая его приютила. В 1838 году его познакомили с известным педагогом и библиографом Джозефом Когсвеллом (Joseph Cogswell), и тот предложил, чтобы деньги, которые Астор намеревался направить на общественные нужды, были использованы для создания публичной библиотеки. Астор согласился и выделил для этой цели 300 тысяч долларов и участок земли в Нижнем Манхэттене. Приобретение книг он доверил Когсвеллу.

Здание библиотеки было построено по проекту архитектора Александра Сельцера (Alexander Saeltzer), тоже выходца из Германии, который для здания выбрал популярный в то время в Германии стиль Rundbogenstil со скругленными проемами окон и дверей.

Text Box:  
Библиотека Астора 
Библиотека открылась в 1854 году уже после смерти Астора и была названа его именем «Astor Library» («Библиотека Астора»).  Она просуществовала до 1911 года, когда ее фонды вместе с фондами библиотеки Ленокса стали основой вновь созданной Нью-Йоркской публичной библиотеки на Пятой авеню. Два мраморных льва, стоящих перед входом в библиотеку, назывались «Лев Астор» и «Лев Ленокс», и только во время Великой депрессии 1929 года мэр Фиорелло Лагвардиа переименовал их в «Терпение» ("Patience") и «Стойкость» ("Fortitude").

В настоящее время здание бывшей «Библиотеки Астора» занимает «Общественный театр Джозефа Паппа» ("Joseph Papp Public Theater"). Здание внесено в «Список достопримечательностей Нью-Йорка».

Джон Джекоб Астор умер в Нью-Йорке 29 марта 1848 года на 85-м году жизни. Он похоронен на Кладбище Церкви Троицы (Trinity Church Cemetery) в Манхэттене.

Text Box:  
Алонзо Чаппел.
Портрет Джона Джекоба Астора.

К моменту своей смерти Астор был самым богатым человеком Америки с собственностью более 20 миллионов долларов того времени, или более 110 миллиардов нынешних долларов. В некрологе газета «Нью-Йорк Геральд» назвала его «самостоятельно изобретенной машиной для делания денег». Его официальный биограф Джеймс Партон (James Parton) считал его безжалостным и эгоистичным, но в то же время «одним из самых способных, самых смелых и наиболее успешных бизнесменов, которые когда-либо жили». Современник Астора, знаменитый писатель Эдгар По говорил о нем: «Его настойчивость была неукротимой, его целостность безупречной». «К этому, – указывал в письме к писателю его друг, классик американской литературы Вашингтон Ирвинг, – следует добавить его стремящийся дух, который всегда был направлен вверх, гений смелый, продуктивный и всеобъемлющий, способность быстро понять и преобразовать каждое обстоятельство в свою пользу, исключительная и никогда не колеблющаяся уверенность в успехе». По мнению биографической энциклопедии «Американская Национальная Биография» (American National Biography), «он был гораздо больше, чем великий коммерсант: он имел широту концепции, комбинированную энергию и терпение в исполнении, мастерство детализации, цепкость памяти и проницательность суждения, которые, по мнению его приближенных, подняли бы его к величию в любой области».

Эрнст Нехамкин

 

 

 

 

 



 

Make a free website with Yola