Русские американцы

 

СЕРЕБРЯНЫЙ ГОЛОС МИЛИЦЫ КОРЬЮС

 

17 июля 1944 года по распоряжению Сталина по Москве прошли почти 60 тысяч немцев, взятых в плен во время операции «Багратион».   Организованное Лаврентием Берия шествие называлось так же, как любимый фильм Сталина – «Большой вальс». Берия участвовал в «посиделках» у Сталина с просмотром кинофильмов и помнил, что в сцене прощания Карлы Доннер со Штраусом Иосиф Виссарионович смахивал с лица слезы.

Примадонну Венской оперы Карлу Доннер в фильме «Большой вальс» сыграла оперная певица, обладательница прекрасного колоратурного сопрано Милица Корьюс.


Милица Элизабет Корьюс (Miliza Elizabeth Korjus) родилась 18 августа 1909 года в Варшаве, где служил ее отец, подполковник российской армии Артур Корьюс, обрусевший эстонец со шведскими корнями, преподаватель немецкого языка в Суворовском кадетском корпусе, а ее мать Анна Гинтовт происходила из литовско-польского дворянства. В семье было шестеро детей, пять девочек и мальчик, и лишь Милицу назвали сер

бским именем (считается, что в честь великой княгини Милицы Николаевны), остальные дети имели обычные русские имена.

Родители Милицы были образованными людьми, Артур Корьюс знал несколько иностранных языков и прекрасно играл на скрипке Николо Амати, которую, как говорят, получил в благодарность от одного из великих князей Романовых за успешное обучение его сына немецкому языку. На скрипке играла и старшая дочь Нина, Милица же, с раннего детства обладавшая музыкальными способностями, мечтала стать балериной.

Когда началась Первая мировая война, Суворовский кадетский корпус перевели в Москву, а Артура Корьюса назначили преподавать в Лефортовский кадетский корпус. Милица, или Эмилия, как ее стали звать в Москве, поступила в Елизаветинскую женскую гимназию, где ее одноклассницами были знаменитые в будущем советские актрисы Вера Марецкая и Елена Тяпкина.

Заслуженная артиска РСФСР Елена Алексеевна Тяпкина сыграла во множестве советских фильмов. Вот что она рассказала о Милице Корьюс писателю Виктору Астафьеву:

«Первое время жили спокойно, тихо, все шло хорошо, но затем в их семье разыгралась трагедия. В числе переведенных из Варшавы преподавателей был очень известный математик (немец), он влюбился в мать Корьюс, между ними разыгрался бурный роман, она бросила мужа, забрала дочерей, сына оставила мужу и уехала с этим немцем в Киев, и там все они поселились – жили они в Киево-Печерской лавре. Вначале все шло как будто хорошо, но затем новая трагедия. За это время подросла Нина – старшая дочь, стала красоткой, была уже скрипачкой и работала в оркестре. И вот этот немец, муж матери, влюбился в Нину. А она была действительно красоткой, по-моему, красивей Милицы. Он стал преследовать ее своей любовью. Нина, конечно, никак ему не отвечала, старалась все скрыть от матери. Но та про все это как-то узнала, произошло бурное объяснение и затем разрыв. И этот негодяй (иначе я назвать его не могу) бросил всю семью без всяких средств и уехал в свою Германию, где стал знаменитым математиком. Всю семью вытягивала на своих плечах Нина (работала скрипачкой в оркестре и брала какие-то работы на дом). А у Милки к тому времени открылся хороший голос, она пела уже в „Думке“ – так назывался киевский ансамбль».

До «Думки» Милица играла в водевильной антрепризе, пела в церковном хоре и брала уроки вокала у профессора Киевского музыкально-драматического института Е. А. Муравьевой. В коллективе капеллы «Думка» она была еще в 1924 году – ее дочь Мелисса узнала ее на фото капеллы этого года, а к 1927 году она уже солистка. Слово «Думка» – это аббревиатура официального названия ансамбля «Державна Українська Мандрiвна Капела» («Государственная украинская разъездная капелла»), и разъезды капеллы охватывали весь Союз.  В марте 1927 года юная певица даже вышла на сцену Большого театра в Москве: «Думка» стала тогда украшением концерта памяти Тараса Шевченко, и Милицу слушал Сталин.

Вернемся к воспоминаниям Елены Алексеевны Тяпкиной: «Отец Корьюс прислал бывшей жене письмо, где писал, что он обо всем знает, понимает, как им тяжело материально, и предлагает прислать к нему одну из дочерей, чтобы он мог дать ей образование. И вот на семейном совете было решено послать Милку – так она и попала за границу». Это произошло в июне 1927 года: «Думка» гастролировала в Ленинграде, и Милица обратилась к руководителю капеллы Нестору Феофановичу Городовенко с просьбой помочь ей посетить отца в Таллине. Городовенко оформил необходимые документы, дал ей денег на дорогу, и из Таллина она уже не вернулась. Оказалось, что Нестор Городовенко спас ее от возможных репрессий: в конце 30-х годов в капелле произошло несколько «чисток», и не исключено, что солистку «буржуазного» происхождения отправили бы в лагерь.

В Эстонии Артур Корьюс сделал быструю военную карьеру и дошел до должности начальника штаба военного министра, но в 1926 году ушел в отставку. Приехавшую из России дочь он определил в частную музыкальную школу-студию, которую в начале 20-х годов здесь открыла Варвара Александровна Мелома. Выпускница Петербургской консерватории, прекрасная пианистка и вокалистка, Варвара Александровна в молодости совершенствовала свое искусство в Италии, позже выступала на оперной сцене. Вторым учителем Милицы был Сергей Иванович Мамонтов, бывший концертмейстер Большого театра, также волею судеб оказавшийся в Эстонии.

Милица дебютировала в концертах в Таллине и Нарве перед русской публикой. Ее партнером был выпускник Петроградской народной консерватории певец Карл Отс (отец Георга Отса). «Г-жа Милица Корьюс, обладательница необычайно гибкого и богатейших оттенков голоса, певица, которой принадлежит большое будущее, имела на концерте исключительный успех» – писала газета «Нарвский листок».

Увы, в эстонской среде большого будущего Милице Корьюс никто не обещал. Когда Милица по совету Варвары Александровны Меломы решила поступить в оперную труппу театра «Эстония», ее туда не взяли. Было ясно, что причиной тому стали вовсе не голос и музыкальная подготовка певицы, а слабый эстонский язык с сильным русским акцентом. 
       В 1929 году Милица Корьюс вышла замуж за немецкого физика, доктора наук Куно Фёльша (Kuno Foelsch) и поселилась с ним в Германии. Интересно, что Куно был ее сводным братом: Артур Корьюс женился на матери Куно Хелен Фёльш, и она, таким образом, была для Милицы и мачехой, и свекровью. В браке с Куно у Милицы родились дочь Мелисса (чтобы её родить, Милица на короткое время вернулась в Таллин) и сыновья Эрнст и Ричард. Мелисса Фёльш (позднее Мелисса Уэллс) более сорока лет была крупным работником дипломатической службы США, в том числе послом Соединенных Штатов на родине в Эстонии.

В Германии Милица продолжала выступать в концертах. В 1933 году в Магдебурге ее услышал немецкий композитор и дирижер Макс фон Шиллингс, недавно занявший пост художественного руководителя Берлинской государственной оперы. Он был восхищен голосом Милицы и предложил ей спеть Джильду в «Риголетто». В Берлинской опере Милица проработала с перерывами до 1937 года. В ее «послужном списке» роли Розины из «Севильского цирюльника», Виолетты из «Травиаты», Лючии из «Лючия ди Ламмермур» и особенно ей удавшаяся роль Царицы Ночи из «Волшебной флейты». Возможно, после этой роли ее стали называть «Берлинским соловьем».

В 1936 году компания Метро Голдвин Майер задумала снять фильм о том, как в молодости «король вальсов» Иоганн Штраус увлекся венской примадонной Карлой Доннер. В поисках актрисы на главную роль «вундеркинд Голливуда» Ирвинг Тальберг (Irving Thalberg) услышал в Берлине Милицу Корьюс и был ею очарован. Однако продюсер фильма Бернард Хаймен (Bernard Hyman) видел в роли главной героини французскую певицу Лили Понс (Lily Pons). Режиссер фильма Жюльен Дювивье  (Julien Duvivier) и композитор Дмитрий Тёмкин, который должен был обработать для фильма вальсы Штрауса, настаивали на том, чтобы главную роль сыграла Милица Корьюс, но продюсер был неумолим: «Только Лили Понс!» Тёмкину удалось достать пластинку со штраусовским вальсом в исполнении Корьюс, и они с Дювивье принесли запись Хаймену. Тот в это время принимал ванну. Они поставили пластинку на диск проигрывателя, и квартира заполнилась звуками чудесного сопрано. Хаймен в халате выскочил из ванной комнаты:

– Лили Понс?                                                                                                                                                                                                              – Нет, Милица Корьюс!                                                                                                                                                                                            – Приглашайте Милицу Корьюс, – сдался продюсер.

Ирвинг Тальберг послал ей телеграмму, которая поразила певицу своей краткостью: «Вы необходимы всего для одного фильма. Да или нет?» Певица вспоминала: «В тот день я пела в “Волшебной флейте” Моцарта, и какое-то волшебное предчувствие охватило меня, и я ответила согласием».

Милица отправилась в Голливуд с дочерью, но из-за скоропостижной смерти Ирвинга Тальберга вынуждена была вернуться. Через некоторое время её снова пригласили приехать в Голливуд и без кинопроб приступить к съемкам фильма «Большой вальс». Милица выехала из Германии с мужем и дочерью и с тех пор осталась жить в США.

Супруг Милицы Куно Фёльш продиктовал Дювивье условия, на которых Корьюс может появиться в фильме. Первое  – он сам присутствует на всех съемках. Второе – участвует в монтаже отснятого материала, и ни один кадр, не понравившийся ему, не появится на экране. Третье – он отбирает эскизы костюмов Милицы и утверждает их. И, наконец, четвертое – на его жене не должно быть никакой дешевой бижутерии, все настоящее. Впоследствии это привело к тому, что павильон, где шла съемка, приходилось окружить усиленной охраной полиции: драгоценности Милицы Корьюс стоили дороже всего фильма!

Дювивье в своей ленте собрал интернациональную бригаду. Исполнитель роли Штрауса Фернан Грейви (Fernand Gravey) – француз, его жена по фильму Польди – немецкая актриса Луиза Райнер (Luise Rainer), еврейка, эмигрировавшая из фашист­ской Германии, российские евреи композитор Дмитрий Тёмкин, оператор Джозеф Рутенберг ( Joseph Ruttenberg), скрипач-виртуоз Тоша Зайдель (Toscha Seidel), который озвучивал игру Иоганна Штрауса. Был здесь и знаменитый американец – поэт Оскар Хаммерстайн (Oscar Hammerstein), написавший тексты к штраусовским вальсам.

Фильм вышел в прокат 4 ноября 1938 года и сразу же получил мировое признание. Милица Корьюс была номинирована на премию «Оскар» за лучшую женскую роль второго плана, оператор Джозеф Рутенберг получил «Оскара» за лучшую операторскую работу.

Завершив работу в фильме, Милица вернулась на сцену и в 1938 – 1940 гг. была ведущей солисткой Метрополитен-оперы.

После огромного успеха «Большого вальса» Милица Корьюс получила множество предложений, но остановилась на фильме «Ружья и скрипки» о венгерском благородном разбойнике Шандоре Рожа, своего рода венгерском Робин Гуде. Фильм ее привлек не только музыкой Листа, аранжированной Имре Кальманом, но и тем, что главную роль должен был играть уже ставший к тому времени знаменитым Роберт Тейлор, с которым у Милицы был роман. Однако 28 мая 1940 года, всего за две недели до запланированной даты начала производства картины, Милица была серьезно ранена в автокатастрофе. Ее левая нога была так сильно повреждена, что врачи сначала предполагали ампутацию, но после нескольких месяцев в больнице, где она перенесла многочисленные операции и костные трансплантаты, она встала на обе ноги, хотя иногда пользовалась палочкой.

К лету 1941 года она достаточно восстановилась, чтобы совершить концертный тур по Южной Америке. Тур начался в Мексике, а вскоре после этого США вступили во Вторую мировую войну, и, помня о своем прошедшим в войне детстве, она решила временно остаться в Мексике. Там она сыграла роль в своей последней картине – испаноязычном фильме «Кавалерия империи» (“Caballería del imperio”).

В 1944 году Милица вернулась в США и 22 октября выступила в Карнеги-холле с большим концертом, который стал новым триумфом певицы. Публика бурно встречала каждый ее номер, а ее выступление на «бис» с вальсом Штрауса вызвало шквал аплодисментов. С концертами она объездила Соединенные Штаты и Канаду, везде с восторженным приемом публики и благосклонными отзывами прессы.

Летом 1949 года Милица приезжала с концертом в Монреаль, где у нее произошла волнующая встреча с Нестором   Городовенко, который жил здесь, прибыв в конце 1948 года в Канаду из Германии. Во время немецкой оккупации Украины он был дирижером Украинской народной хоровой капеллы в Киеве, затем руководителем хора в Львове. В 1944 году уехал в Германию, где организовал хор «Украина». После выступления Милицы он прибежал в комнату, в которой она переодевалась, и они проговорили до поздней ночи. В честь своего учителя Милица устроила торжественный ужин, на который собрались артисты Метрополитен-оперы, выступавшие с ней в Монреале.

С 1944 года она не жила с мужем, в 1952 году вышла замуж за врача Вальтера Шектора (Walter Shector) и, завершив выступления на сцене, поселилась в городе Калвер-Сити (Culver City) вблизи Лос-Анджелеса, оставаясь яркой фигурой калифорнийского общества.

Милица Корьюс умерла от сердечной недостаточности 26 августа 1980 года. Похоронена на Вествудском кладбище (Westwood Village Memorial Park Cemetery) близ Лос-Анджелеса.

Вспоминает Майя Плисецкая: «В шестьдесят шестом году во время выступлений в “Шрайн-аудиториум” в Лос-Анджелесе ко мне за кулисы зашла полная высокая женщина, чье лицо что-то остро мне напомнило. Боже мой, это Милица Корьюс. Идол моего детства. И идол бросается ко мне и на хорошем русском языке обрушивает шквал комплиментов. Я ей в ответ свой шквал. Так и стоим мы, прославляя друг друга, добрую четверть часа.

В следующие мои приезды, вплоть до ее внезапной смерти, она старалась не пропустить ни одного моего спектакля. Реагировала бурно, кричала «браво» – ее серебряный голос я всегда различала в гомоне возгласов толпы балетоманов, сгрудившихся у рампы. Последней уходила из зала. Так она мне до конца и не поверила, что была непостижимой богиней для целой нации, прекрасной инопланетянкой, лучиком счастья в самые тяжелейшие годы истории рабского государства. Вижу сейчас ее недоверчивое, добрейшее, тронутое распроклятым возрастом прекрасное лицо. Я взаправду грезила тобой, Милица!»


 

 



 

Make a free website with Yola