Их помнит Нью-Йорк

 

ПИТЕР СТАЙВЕЗАНТ

 

    11 мая 1647 года в Нью-Амстердам, главный город северо-американской голландской колонии Нью-Нидерланды, прибыл новый генерал-губернатор. Жители города с любопытством смотрели на высокого краснолицего человека, быстро шагавшего на увитой серебряной лентой деревяшке, недовольно морщась при виде грязных замусоренных улиц. Нового губернатора звали Питер Стайвезант, и ему суждено было сыграть существенную роль в истории Нью-Йорка.

Питер Стайвезант родился в маленьком голландском городке Пеперга в 1610 или 1611 году в семье священника. Отец мечтал о том, чтобы сын тоже стал служителем церкви, но сыну претила церковная карьера, и после окончания университета он поступил на службу в Голландскую Вест-Индскую Компанию. Эта мощная торговая компания получила от государства монопольное право торговли и колонизации в Америке и Западной Африке.

Руководителям Компании нравился энергичный работник, и спустя несколько лет его назначили главой колонии, расположенной на острове Кюрасао, одном из Малых Антильских островов. Он исправно посылал на родину все, чем был богат остров, в частности, соль, древесину для получения желтого красителя.

В 1644 году Стайвезант получил от Компании приказ отобрать у Испании остров Сент-Мартин, расположенный примерно в тысяче километров к северу от Кюрасао. Триста голландцев во главе со Стайвезантом высадились на острове и построили невысокую стену, на которую взгромоздили орудия. Стайвезант взобрался на стену, чтобы установить там голландский флаг, и в этот миг испанское ядро ударило в его правую ногу. Военная операция закончилась плачевно: остров отобрать не удалось, а Стайвезант лишился ноги.

Он долечивался в Голландии, где ему сделали деревянную ногу. Впоследствии он очень ею гордился, всячески ее украшал и говорил, что она ценнее всех остальных его конечностей. Но в то время, на родине, он был в смятении: он не выполнил задания Компании, и карьера его, очевидно, закончилась.

Однако руководство Компании думало иначе. В 1646 году Питер Стайвезант был назначен генерал-губернатором крупной заокеанской колонии Нью-Нидерланды, занимавшей территорию теперешних штатов Нью-Йорк, Нью-Джерси, Делавэр и Коннектикут.

Он добирался до далекого места службы четыре месяца. С ним плыла его молодая жена Юдит, с которой он обвенчался год назад. Она была сестрой мужа Анны Стайвезант, сестры Питера, и была со Стайвезантами еще на Кюрасао. Когда Питера ранили, она ухаживала за ним и поехала с ним в Голландию, там они и поженились.

Новый губернатор приступил к работе. Он приказал убрать с улиц все отхожие места и держать за изгородью свиней, свободно разгуливавших по улицам. Он ввел новые правила дорожного движения: всадники и кучера должны были вести лошадей под уздцы по всем улицам города, кроме улицы, которая теперь называется Бродвеем, где можно было ехать верхом, но и там скорость была ограничена. Он запретил работу всех питейных заведений после девяти часов вечера.

Пожары были настоящим бичом города. Стайвезант запретил покрывать крыши соломой или тростником и приказал убрать стога сена, стоявшие около домов. Он назначил пожарных смотрителей, которые ходили по улицам и штрафовали владельцев пожароопасных домов.

Основным бизнесом Вест-Индской Компании являлась торговля мехом. Компания установила пошлину на каждую меховую шкурку, поставляемую из колонии. Для того, чтобы пресечь контрабанду, Стайвезант организовал проверку всех судов, проходивших в океан.

По прибытии в Нью-Амстердам Стайвезант выступил перед собравшейся толпой с «тронной» речью, в которой заявил, что будет «отцом» всем жителям колонии. Однако большинство жителей колонии были гражданами республики Нидерланды, и они не нуждались в «отце»: им нужен был руководитель, уважавший их права. Под их давлением Стайвезант учредил Совет из девяти представителей населения, но фактически правил единолично, заявив, что получил власть от Бога и Вест-Индской Компании.

Совет Девяти был постоянной головной болью губернатора. Совету не нравилась диктатура Стайвезанта, они требовали большего своего участия в управлении колонией.

Члены Совета были уверены, что Компания больше заботится о доходах, чем о благе колонии. Они, в частности, ставили в вину Компании то, что ее руководство посылало в колонию одиноких мужчин, которые не планировали остаться здесь. По их мнению, чтобы колония процветала, в нее следует посылать семьи.

Совет обратился к губернатору с просьбой отправить на родину делегацию, которая бы настояла, чтобы колония перешла от Компании к государству. Один из самых активных членов Совета юрист Адриен Ван дер Донк опрашивал жителей Нью-Амстердама и тщательно записывал их жалобы на Компанию, на бывшего губернатора Кифта и на действующего губернатора Стайвезанта. Он хотел составить на основании этих жалоб документ и представить его Генеральным Штатам – законодательному собранию Нидерландов. В начале деятельности Стайвезанта на посту губернатора Ван дер Донк его поддерживал, и теперь Стайвезант расценил эти действия как предательство. Он вывел смутьяна из Совета Девяти и арестовал его, однако по настоянию Совета ему пришлось освободить его, и в августе 1649 года Ван дер Донк с двумя другими своими соратниками отправился в Нидерланды добиваться для колонии экономической свободы, муниципального самоуправления по голландскому образцу и отстранения Вест-Индской Компании от управления колонией.

Пока Ван дер Донк с товарищами добирались до родины и стучались в двери Генеральных Штатов, Стайвезант решил определиться с границами колонии. Нью-Нидерланды походили на начинку сэндвича между двумя частями английской колонии, расположенными к югу и к северу от голландской колонии.

Существенная разница между голландской и английской колониями заключалась в том, что голландцы приезжали в Америку как торговцы, англичане же, в основном, как земледельцы. Голландские и английские колонисты с подозрением относились друг к другу. Англичан беспокоило, что индейцы получали от голландских торговцев оружие в обмен на мир и шкурки. Голландцы были недовольны тем, что англичане селятся на их землях.

В сентябре 1650 года Стайвезант встретился в Хартфорде, нынешний штат Коннектикут, с представителями англичан, чтобы установить границы колоний. Под давлением английских представителей ему пришлось уступить значительную территорию, в том числе и Хартфорд, чем он вызвал гневную реакцию Совета Девяти. Но ему удалось сохранить за голландской колонией очень важную для торговли территорию, прилегающую к Северной реке, как тогда называлась река Гудзон. Именно этим водным путем торговцы доставляли пушнину в Нью-Амстердам.

Была еще причина, по которой Стайвезант остался доволен Хартфордским соглашением. Подписав соглашение, английские лидеры признавали право Нидерландов на существование колонии в Северной Америке. Через несколько лет, однако, Питер Стайвезант увидит, что соглашение очень мало значит для англичан... 

Между тем, Ван дер Донк достучался до Генеральных Штатов, но требования колонистов были удовлетворены лишь частично: Нью-Амстердам официально стал городом с своим городским советом, Стайвезант переставал быть единоличным правителем города, но  Вест-Индская Компания оставалась владелицей колонии.

Стайвезанту было предложено прибыть в Голландию для объяснений, почему так много людей жалуются на него и почему он отдал часть территории колонии. Но перед тем, как он отправился на родину, Англия объявила войну Голландии, и правительство отменило приглашение. Во время войны Нью-Нидерландам нужен был сильный лидер, который бы защитил колонию от англичан, и таким лидером был Стайвезант.

Готовясь к обороне Нью-Амстердама, он мобилизовал жителей на строительство защитной стены на северной границе города. Деревянная стена из вбитых в землю бревен высотой почти четыре метра имела наверху смотровую площадку, на которой постоянно находился часовой. Вдоль стены патрулировали солдаты, постепенно протоптав дорогу. Эта дорога впоследствии стала знаменитой улицей Уолл-стрит, сохранив в названии историю своего возникновения (Wall Street – Улица Стены). Но своего прямого назначения стена, к счастью, никогда не выполняла и впоследствии была разрушена.

Еще до приезда Стайвезанта в Нью-Амстердам на территории голландской колонии у Южной реки – так называлась река Делавэр – поселилась шведская община, образовав колонию Нью-Швеция. Шведы захватили построенный Стайвезантом форт Казимир и сами построили еще один форт, который они назвали Христиной в честь шведской королевы. Шведские форты блокировали водный путь торговли пушниной, и руководство Вест-Индской Компании приказало Стайвезанту занять оба форта.

Стайвезант снарядил отряд из трехсот солдат и на семи кораблях отправился выполнять приказ Компании. По прибытии на место голландцы не встретили практически никакого сопротивления: силы были слишком неравными, и оба форта сдались без боя.

Радость победы омрачило сообщение, полученное из Нью-Амстердама: город атаковали индейцы, сожжено много домов, есть жертвы. Стайвезант с отрядом поспешил вернуться в Нью-Амстердам, чтобы выяснить, что случилось, и попытаться установить мир.

По возвращении домой он узнал, что 15 сентября 1655 года Хендрик Ван Дик застрелил индейскую девушку, пробравшуюся в его сад и срывавшую там персики. На следующий день сотни индейцев подплыли на каноэ к колонии. Началась война, которая получила название «Персиковой». Ван Дик был ранен, но остался жив, было много убитых с обеих сторон, множество колонистов было захвачено в плен.

В отличие от своего предшественника губернатора Кифта Стайвезант не хотел затевать войну с индейцами. Его главной заботой было освободить пленников. Он ездил по индейским деревням, встречался с вождями и в конце концов выкупил большинство пленников за порох и пули.

Пламя войны то гасло, то вспыхивало с новой силой. Война закончилась лишь в 1664 году. Индейцы, потеряв множество жизней, были вытеснены с их земель.

В промежутках между вспышками войны колония жила своей обычной жизнью. Большой порт принимал и отправлял корабли с товаром, город Нью-Амстердам расширялся, в нем появились госпиталь, почта, пожарная часть, сиротский приют, дом для бедняков.

Семья Питера Стайвезанта жила в новом доме на южной окраине Манхэттена, а лето проводила на своей ферме Бауэри, расположенной к северу от городской стены. На территории фермы была часовня, в которой по воскресеньям проходила служба, собиравшая множество прихожан.

Стайвезант был глубоко религиозным человеком, но признавал истинной только голландскую реформистскую церковь. Это была церковь его отца и деда, это была официальная религия Нидерландов и Нью-Нидерландов, и никаких иных верований губернатор не допускал.

В 1654 году в Нью-Нидерланды приехала группа евреев, пожелавшая поселиться в колонии. Стайвезант попросил у Компании разрешения выслать евреев, но Компания ему отказала: среди ее акционеров были евреи, и действия Стайвезанта могли повредить бизнесу. Губернатор позволил евреям остаться, но они должны были молиться тайком.

Еще раз характер Стайвезанта проявился в 1657 году, когда в Нью-Амстердам прибыла группа квакеров. Когда две женщины из группы стали молиться на улице, трясясь при этом (to quake – трястись), вокруг собралась толпа, и женщин арестовали. Вместе с ними был арестован молодой проповедник Роберт Ходгсон, собиравший на свои проповеди множество слушателей. Когда его привели к губернатору, он не снял перед ним шляпы и не оказывал ему никакого почтения. Стайвезант пришел в бешенство и приказал высечь его. Разгневанный губернатор издал приказ, по которому те, кто скрывал квакеров, будут признаны виновными и наказаны штрафом или тюремным заключением.

В знак протеста квакеры во Флашинге, районе их обитания, вышли на улицу и стали молиться, за что многие из них были арестованы. Их друзья и соседи, среди которых не было ни одного квакера, написали письмо протеста, известное в истории как «Протест Флашинга» («Flushing Remonstrance»), которое рассматривается как предвестник провозглашенной Конституцией США свободы религии.

Когда руководители Вест-Индской Компании прослышали про историю с Ходгсоном и квакерами, они посоветовали Стайвезанту в интересах бизнеса прекратить преследование иноверцев, пока они не выступают против правительства и никого не беспокоят. 

В 1664 году король Англии Карл II подарил своему брату герцогу Йоркскому большую территорию в Северной Америке, включавшую Нью-Нидерланды. В августе 1664 года четыре английских корабля с 400 солдатами на борту во главе с полковником Ричардом Николсом приблизились к Нью-Амстердаму. Полковник отправил Стайвезанту письмо с требованием сдачи Нью-Нидерландов Англии. Он обещал, что с гражданами колонии будут хорошо обращаться, они не будут считаться врагами, их не будут убивать и брать в плен, им оставят во владение их земли.

У Стайвезанта было всего 120 солдат и 20 маленьких пушек, но он собирался защищать город, надеясь на помощь населения. Его надежды не оправдались: жители города направили ему петицию с просьбой сдать колонию. Петицию подписали 93 жителя города, в том числе городское начальство и священник голландской реформистской церкви. Среди подписей Стайвезант с горечью увидел подпись своего 17-летнего сына Балтазара.

8 сентября 1664 года Питер Стайвезант подписал акт о сдаче колонии английской короне. Он вывел своих солдат из форта, туда под барабанную дробь вошли английские солдаты и подняли британский флаг. Вскоре Нью-Амстердам был переименован в Нью-Йорк.

Стайвезант на короткое время съездил на родину, объяснил правительству, почему ему пришлось сдать колонию, и вернулся в Америку. Остаток жизни он провел на своей ферме Бауэри, где и умер в августе 1672 года. Его похоронили в часовне фермы, на месте которой в 1799 году была построена церковь Святого Марка-на-Бауэри, существующая до сих пор.

В нынешнем Нью-Йорке многое напоминает о последнем голландском генерал-губернаторе. Его именем названы городские районы, улицы, площадь, одна из лучших нью-йоркских школ, жилой комплекс Stuyvesant Town.

В 1941 году на площади Stuyvesant Square в нижнем Манхэттене был установлен памятник Питеру Стайвезанту работы выдающегося американского скульптора Гертруды Вандербильт Уитни. Волевое лицо, поза человека, выставившего вперед покалеченную ногу и опирающегося вытянутой рукой на трость – все это создает образ властного, уверенного в себе лидера.  

 



 

Make a free website with Yola