Их помнит Нью-Йорк

 

Нью-Йорк помнит не только тех, кому он поставил памятники на своих улицах и площадях. В памяти города сохранились те замечательные люди, чьими именами названы основанные ими музеи или культурные центры. В Нью-Йорке, например, нет памятника промышленнику Эндрю Карнеги, но всему миру известен знаменитый концертный зал Карнеги-Холл, который и стал своего рода монументом щедрому филантропу. И таких памятных мест в Нью-Йорке очень много. О некоторых из них мы расскажем в серии очерков.

 

СОЛОМОН ГУГГЕНХАЙМ

Text Box:  В 1847 году из Швейцарии в Соединенные Штаты эмигрировала еврейская семья Гуггенхаймов. В семье было трое дочерей и единственный сын Мейер, 19-летний юноша, надежда неимущей семьи.

Мейер Гуггенхайм с лихвой оправдал чаяния родных. Начав с импорта швейцарских вышивок и кружев, он к концу жизни стал могущественным магнатом, контролировавшим до 80 % мирового производства серебра, свинца и меди.

В 1852 году Мейер женился на своей сводной сестре Барбаре Майерс. Пара свято следовала завету «Плодитесь и размножайтесь»: у них родилось восемь сыновей и три дочери. Один из сыновей умер в младенчестве, а остальные продолжили дело отца.

Соломон Роберт Гуггенхайм (Solomon Robert Guggenheim) был четвертым сыном Мейера. Он родился 2 февраля 1861 года в Филадельфии, штат Пенсильвания, и чуть ли не с детства был предназначен вместе с братьями обогащать семью Гуггенхаймов. После окончания школы его послали в Цюрих учиться бизнесу в Конкордии – швейцарском коммерческом колледже. Дипломированный бизнесмен стал партнером вместе со своими четырьмя братьями в семейной фирме «M. Guggenheim’s Sons», продолжив начальный бизнес отца – вышивки и кружева. Несколько лет он оставался в Европе руководителем филиала фирмы в Саксонии.

По возвращении в Америку Соломон занимал различные должности в семейном горном деле. В 1891 году ему поручили организовать добычу и производство серебра и свинца в Мексике, и с этой задачей он блестяще справился, продемонстрировав способности умелого бизнесмена: через четыре года новый бизнес приносил ему миллион долларов в год. С таким же успехом он организовал добычу и выплавку меди в Чили, а в 1906 году основал в Text Box:  
Бизнесмен Соломон Гуггенхайм.
1904.
Аляске золотодобывающую компанию «Yukon Gold Company».

Text Box:  
Ирен Ротшильд
В 1895 году Соломон Гуггенхайм женился. Его женой стала Ирен Ротшильд, представительница знаменитой династии банкиров. У них родилось трое дочерей.

Еще до замужества Ирен славилась своей благотворительностью. Она основала в Нижнем Ист-Сайде Манхэттена – районе еврейской бедноты – дневные ясли для детей работающих женщин. Ясли и их отделение – Центр здоровья – были под опекой Ирен до конца ее жизни.

Было у Ирен еще одно увлечение – она любила живопись, особенно работы старых мастеров, в частности, Антуана Ватто, и этой любовью она заразила супруга настолько, что в 1919 году Соломон Гуггенхайм отошел от бизнеса и полностью посвятил себя коллекционированию живописи.

Text Box:  
Хилла Ребай
Супружеская пара начала с приобретения картин художников итальянского ренессанса, затем перешла к французскому и американскому импрессионизму. Так продолжалось до тех пор, пока в 1927 году в их жизнь не ворвалась рыжеволосая голубоглазая германская баронесса Хилла фон Ребай – довольно известная в то время художница. Она приехала из Парижа, где выставляла свои работы и давала уроки живописи.

Соломон был сразу же очарован ею и попросил ее написать его портрет. Она отказалась: «Я не работаю в старой манере, я рисую только беспредметные картины». «Вы просто не умеете рисовать реалистичные портреты», – поддразнил ее он, и они заключили пари. Хилла написала портрет в благородном коричневом колорите а-ля Рембрандт, изобразив 68-летнего  Соломона Гуггенхайма лет на десять моложе. Он заплатил за портрет 9 000 долларов – намного больше ставки, оговоренной пари.

Text Box:  
Хилла Ребай.
Портрет Соломона Гуггенхайма.
В долгие часы работы над портретом художница и ее «жертва» беседовали об искусстве. Хилла убеждала Гуггенхайма, что вся живопись, которую он собрал, не соответствует человеку его взглядов и состояния. Обладая таким огромным богатством и новаторским духом, он обязан помогать современным художникам – художникам будущего. Со страстью проповедника баронесса говорила о той революции в искусстве, которая воплотилась в абстрактной живописи, и к концу работы над портретом победила. «Если я всю жизнь был новатором в горном деле и металлургии, почему бы мне не стать новатором в искусстве?» – сказал себе Гуггенхайм.

Незадолго до этого Хилла показала ему абстрактные работы Рудольфа Бауэра, Василия Кандинского, Ласло Мохой-Надя. Ему очень понравилась абстрактная акварель Бауэра, и впоследствии свой поворот к беспредметному искусству он датировал с момента, когда он всмотрелся в эту работу. Он продал всю свою коллекцию старых мастеров и стал покупать только картины современных художников.

Text Box:  
В. Кандинский.
Композиция 8.
1923
В 1930 году неугомонная Хилла притащила Гуггенхайма с женой в Германию, где в художественной школе города Дессау преподавал Василий Васильевич Кандинский, один из «отцов» абстракционизма.  На встрече, которая имела важные последствия как для присутствовавших, так и для всего нового искусства, Гуггенхайм взял Кандинского за руку и сказал: «Мистер Кандинский, у нас с вами есть кое-что общее. Вы произвели революцию в искусстве, мы же с братьями, способствуя развитию новых методов в горном деле, произвели революцию в этой отрасли промышленности». Он купил «Композицию 8» и еще две картины Кандинского, положив начало самой большой коллекции картин художника.

Text Box:  
Ирен Гуггенхайм, Василий Кандинский, Хилла Ребай и Соломон Гуггенхайм. 
Дассау, 1930


В ту же поездку по Германии Хилла привезла Гуггенхаймов к Рудольфу Бауэру, с которым у нее когда-то был роман. Встреча Гуггенхайма с Бауэром, во время которой он купил несколько его картин, стала началом их длительных, не всегда простых отношений.

Text Box:  
Хилла Ребай, Соломон Гуггенхайм 
и Рудольф Бауэр.
1930
Коллекция Гуггенхайма росла, он держал ее в своей квартире в нью-йоркском отеле  Plaza Hotel и стал показывать публике. В 1937 году с целью содействия пониманию и признанию современного искусства был создан Фонд Соломона Гуггенхайма, а в 1939 году в помещении бывшей автомобильной выставки на 54-й улице Манхэттена Гуггенхайм и Хилла Ребай открыли Музей беспредметной живописи. По проекту Хиллы, стены в музее были затянуты серой тканью, до самого пола спускались абстрактные холсты, в залах звучала музыка Шопена и Баха.

В 1937 году в Мюнхене открылась выставка «Дегенеративное искусство». По требованию несостоявшегося художника Адольфа Гитлера все, что отличалось от реализма, предавалось анафеме, художники-авангардисты подвергались гонениям и были вынуждены эмигрировать. Среди экспонатов выставки оказались и картины Бауэра, а сам автор был арестован. «То, что ненавидит фюрер, должен ценить нормальный человек», – заявил Гуггенхайм и послал Хиллу Ребай с чемоданом денег вызволять Бауэра из гестаповской тюрьмы. Отсидев в тюрьме несколько месяцев, Бауэр оказался в Америке. Гуггенхайм купил ему особняк, выделил деньги на безбедное существование и даже нашел ему служанку, на которой Бауэр впоследствии женился. Однако художника обижало то, что, согласно подписанному им контракту, все его работы переходили в собственность Фонда Гуггенхайма. «У меня такое ощущение, что из нацистской тюрьмы я перешел в тюрьму в особняке», – говорил он и до конца жизни не брал в руки кисть, что, впрочем, не изменило сердечного к нему отношения Гуггенхайма.

Text Box:  
Фрэнк Ллойд Райт
Между тем, коллекция пополнялась, и Баронесса, как все звали Хиллу фон Ребай, имея в своем распоряжении несметное богатство Соломона Гуггенхайма, загорелась идеей создать «храм беспредметного искусства». 1 июня 1943 года она написала письмо архитектору Фрэнку Ллойду Райту, в котором изложила свои соображения о «храме духа» (“temple of spirit”) и предложила сотрудничество.

Фрэнк Ллойд Райт (Frank Lloyd Wright) славился своими новаторскими работами, но он был приверженцем «органической архитектуры» и строил дома лишь на открытой местности. Потребовалась настырность Хиллы, чтобы убедить его принять ее предложение построить «храм» в городе.

Райт разработал шесть или семь проектов, пока не остановился на одном, который его удовлетворил. Понятию «храм» вполне соответствовал так называемый «зиккурат» – культовое сооружение в древней Месопотамии, представляющее собой башню из поставленных друг на друга параллелепипедов или усеченных пирамид. (Мавзолей В. И. Ленина на Красной площади Москвы – это тоже зиккурат).

Райт перевернул зиккурат так, что его широкая часть оказалась сверху, и, следуя своему стремлению «воплотить в архитектуре присущую органическим формам пластичность», ступени зиккурата превратил в спираль, наподобие спиральной раковине моллюска «наутилус». По его идее, посетители должны были подниматься на лифте в верхнюю часть музея, а затем осматривать экспонаты, спускаясь по спирали.

Важной задачей был выбор места для музея. Райт, Ребай и Гуггенхайм рассматривали многочисленные места в Манхэттене и Бронксе, но Гуггенхайм чувствовал, что лучшим решением будет непосредственное соседство с Центральным парком, где меньше

Text Box:  
Фрэнк Ллойд Райт, Хилла Ребай и Соломон Гуггенхайм 
у макета здания музея.
1945.


городской шум и бензиновая гарь. Решено было строить музей на углу 89-й улицы и 5-й авеню.

Text Box:  
Мавзолей Гуггенхаймов на кладбище Salem Fields Cemetery в Бруклине
В 1956 году началось строительство музея, но Соломон Гуггенхайм не мог этому порадоваться: он скончался 3 ноября 1949 года. Его похоронили на бруклинском кладбище Salem Fields Cemetery в семейном мавзолее Гуггенхаймов.

21 октября 1959 года музей открыл двери для посетителей. К сожалению, автор архитектурного шедевра Фрэнк Ллойд Райт умер за несколько месяцев до завершения строительства. Не присутствовала на открытии и Хилла Ребай: из всей семьи Гуггенхаймов ее другом был лишь Соломон, и его наследники постарались от нее избавиться, исключив ее из Совета директоров музея. Обиженная Баронесса, инициатор и куратор строительства музея, до конца жизни ни разу не переступила его порог.  Она умерла в 1967 году, и только в 2005 году музей воздал ей должное, организовав выставку ее произведений и поведав о ее роли в создании музея.   

Text Box:  
Музей Соломона Р. Гуггенхайма


В 1952 году музею было присвоено имя его создателя, и ныне на удивительном здании, ставшем одним из символов Нью-Йорка, красуется надпись SOLOMON R. GUGGENHEIM MUSEUM.

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 



 

Make a free website with Yola