Их помнит Нью-Йорк

 

УИЛЬЯМ КАЛЛЕН БРАЙАНТ

 

        В самом центре Манхэттена, у задней стены Публичной библиотеки Нью-Йорка, в металлическом кресле сидит отлитый из бронзы старик. Он смотрит на парк, названный его именем, на его колени в праздничные дни кладут цветы.       

Этот старик – Уильям Каллен Брайант, человек, которого называют отцом американской поэзии и американской журналистики 19 века.

Он родился 3 ноября 1794 года в городке Каммингтон, штат Массачусет, в семье врача. Каллен, как Брайанта звали в детстве, был одаренным ребенком и рано начал писать стихи. Одно из ранних его стихотворений «Эмбарго» было опубликовано в местной газете, когда юному поэту было 13 лет. Это была сатира, нацеленная на президента Томаса Джефферсона, запретившего из политических соображений торговлю с Англией.

В 1811 году он начал писать большую поэму, которая через несколько лет принесла ему признание. Эта поэма называлась «Танатопсис», от греческого слова, обозначающего «видение смерти». Поэма была написана в классическом стиле, которым Брайант отлично владел, что помогло ему в старости сделать блестящие переводы «Илиады» и «Одиссеи». Тема смерти была популярной в западной культуре того времени и общей дла поэтов этой эпохи в Англии, Брайант же был под большим влиянием английских поэтов-романтиков. Однако для 17-летнего юноши смерть – это прежде всего подведение итогов жизни, и поэтому: 

                             Живи же так, чтобы в урочный час,

                             Когда примкнешь ты к длинным караванам,

                             Идущим в мир теней, в тот мир, где всем

                             Готов приют, в жилище тихом смерти,

                             Не походил ты на раба,  в тюрьму

                             Влекомого всесильным властелином.    

                                                                        Перевод А. Плещева

«Танатопсис», опубликованный в 1817 году, стал началом литературной карьеры Брайанта. Выдающийся американский писатель Вашингтон Ирвинг был под таким впечатлением от таланта Брайанта, что помог опубликовать «Танатопсис» в Англии, где он получил благосклонный прием.

Брайант-старший гордился литературными успехами сына, но считал необходимым, чтобы тот овладел более надежной специальностью, например, адвокатурой, и по его настоянию Каллен поступил  в колледж в городке Вильямстауне, но через год его оставил. Он мечтал учиться в более престижном учебном заведении, вроде Йельского университета, однако Брайанты не могли позволить себе такое дорогое обучение сына. Он стал изучать право у авторитетного адвоката недалеко от Каммингтона, что было в те дни обычным способом получения юридического образования. В 1815 году 20-летнему Брайанту была разрешена адвокатская практика. Он стал видным адвокатом, но ненавидел свою профессию: ему тяжело давалась необходимость быть свидетелем несправедливости в суде и не иметь возможности изменить решения суда при обвинении тех, которых он считал невиновными.

После женитьбы на «прекраснейшей из сельских девушек» Фрэнсис Фэрчайлд и рождения дочери Брайант с семьей в 1825 году переехал в Нью-Йорк и забросил адвокатскую практику, целиком посвятив себя литературе. К этому времени он был уже широко известным поэтом, у него вышел сборник стихотворений, и модный художник-портретист, будущий изобретатель телеграфа Сэмюэл Морзе нарисовал его портрет.

Первой работой Брайанта в Нью-Йорке была попытка издавать журнал «New York Review and Atheneum». Однако попытка оказалась неудачной, он и его партнер не смогли сделать журнал популярным, и после года существования они прекратили его выпуск.

В 1826 году Брайанту предложили должность помощника редактора газеты «New York Evening Post», основанной в 1801 году Александром Гамильтоном, а три года спустя он стал ее главным редактором. 50-летняя деятельность Брайанта в газете сделала его не только  выдающейся литературной личностью, но и влиятельнейшим политическим деятелем в американском обществе. Брайант  сумел направить газету в русло либеральной политики; его редакторские взгляды отражали большие изменения, происходившие в Америке в середине 19 века.

Брайант был защитником либеральных ценностей и твердым приверженцем политики невмешательства государства в частный бизнес, доктрины, которая утверждает, что экономика будет функционировать наилучшим образом, если освободить ее от государственного управления и регулирования. В своих редакционных статьях Брайант высказывался в поддержку еще не окрепших профсоюзов  и за право рабочих на забастовку, выступал против существования рабства. Пресловутый «Канзас-Небраска Акт» 1854 года, разрешающий жителям этих штатов самим решить, хотят ли они сохранить у себя рабство, вызвал гневную реакцию газеты Брайанта. «Федеральная власть распространяется как на свободные от рабства штаты, так и на рабовладельческие, -- писал он в одной из статей, -- и пока она не делает попытку запретить рабство там, где оно существует, она хотя бы должна не разрешать рабство там, где его нет».

В связи с такими взглядами росло его неудовлетворение политикой демократов,  и он принял активное участие в основании в 1855 году Республиканской партии.

В 1860 году газета "Evening Post" поддержала республиканца Авраама Линкольна в его намерении стать президентом. Брайант встретился с Линкольном год назад, когда сенатор из Иллинойса приезжал для выступления в Нью-Йорк; Брайант сопровождал его на митинг и представил его полуторатысячной толпе. В своей статье Брайант заявил: «Газета Evening Post намеревается сделать все, что в ее силах, чтобы Линкольн был избран. Она намерена выгнать наиболее коррумпированную администрацию, заменив ее честной». В свою очередь, Линкольн высоко оценивал поддержку газеты и говорил, что «поездка в Нью-Йорк была ценной уже тем, что там состоялось знакомство с таким человеком, как Уильям Каллен Брайант».

Когда в 1861 году началась Гражданская война, Брайант на страницах своей газеты выступил с призывом поддержать президента Линкольна в его борьбе с отколовшимися южными штатами. В опубликованном в том же году стихотворении «Страна зовет» он писал:

Рабочие руки, пора наступила

                                     Сменить и топор, и лопату, и плуг

На штык и ружье.

Гражданские свободы всегда были особой заботой Брайанта, однако он считал, что «война должна быть доведена до победного конца, не должно быть никаких компромиссов и уступок бунтовщикам, и во имя военных успехов присущие свободному обществу права должны быть сокращены и узурпированы государством».

С 1844 года семья Брайантов обосновалась в пригороде Нью-Йорка около деревушки Рослин на Лонг Айленде. Это было место, где Брайант мог наслаждаться сельскими пейзажами и проводить длительные прогулки по лесу – одно из любимых его времяпровождений. В своем имении он посадил многочисленные деревья и растения, многие из которых он привез из своих интенсивных путешествий. Он с семьей часто плавал за океан, и по материалам этих путешествий, а также поездок по Северной Америке, Брайант публиковал увлекательные отчеты.

Особое впечатление осталось у него от путешествия в 1853 году из Египта в Палестину. Караван верблюдов не спеша пересекал Синайскую пустыню, на одном из «кораблей пустыни» восседал Брайант, то и дело спешиваясь, чтобы рассмотреть удивительный цветок или жука. Через две недели путешественники с восторгом увидели Иерусалим. Любознательный поэт- редактор объездил всю Палестину вдоль и поперек, окунулся в Иордан, поплавал в Мертвом море. За все время путешествия он ни разу не брился и решил остаться бородатым. С тех пор пышная седая борода стала своеобразным «брендом» Брайанта.

Путешествуя по Европе, Брайант восхищался тем, как много зелени было в европейских городах. В 1844 году он возглавил движение за создание в Нью-Йорке общественного парка по типу таких, какие он видел в европейских столицах. Он организовал конкурс на лучший проект парка и получил свыше 60 предложений, из которых выбрал проект под названием «Greensward» («Дерн»). Авторами проекта были английский архитектор Калверт Вокс (Calvert Vaux) и американский ландшафтный архитектор и журналист Фредерик Лоу Олмстед (Frederick Law Olmstead). Олмстед возглавил работу по созданию Центрального парка, на который в 1857 году правительство штата выделило участок в центре Манхэттена. Началась  огромная работа по расчистке территории, прокладке дорог, строительству мостов и посадке 500 тысяч деревьев. Брайант живо интересовался ходом работ. После очередного посещения территории будущего парка он описывал сцену, «в которой тысячи человек трудятся, взрывая скалы, прокладывая дороги, вынимая грунт, воздвигая дамбы, сажая деревья – картина, которая напомнила мне описание Виргилием строительства Карфагена». Парк был официально открыт в 1873 году, но работы в нем продолжались еще длительное время.

Однако случилось так, что парк, о котором так мечтал Брайант, сыграл роковую роль в его судьбе. В жаркий день 29 мая 1878 года по просьбе итальянской общины Нью-Йорка Брайант выступил с яркой речью на открытии в Центральном парке бюста итальянского революционера и патриота Джузеппе Маззини, с которым он встречался когда-то в Лондоне. Под лучами палящего солнца 83-летний старик почувствовал себя плохо. В полубессознательном состоянии его подвезли к квартире одного из его друзей, и при входе в дом он упал и ударился головой о каменные ступени. Немедленно вызвали врача, и тот предположил, что произошло кровоизлияние в мозг. Позднее диагноз подтвердился, и 12 июня 1878 года Уильям Каллен Брайант умер.

В прекрасный июньский день он был похоронен на кладбище в Рослине рядом с могилой жены. На похоронах присутствовали его родные и немногие пережившие его друзья, в том числе выдающийся американский поэт Уолт Уитмен, вспоминавший об общении с ним и совместных длительных прогулках. А пастор Генри Беллоу заключил свою речь строками из давнего стихотворения Брайанта «Июнь», которые как нельзя лучше соответствовали печальному моменту:

Я хотел бы, чтоб в звонком июне цветущем,

Когда радостно шепчет зеленая гуща,

И приветливо весел напев ручейка,

Равнодушный могильщик, могилу копая,

Слой зеленого дерна лопатой вздымал.

В 1884 году в память о недавно почившем поэте и гражданине Резервуар-сквер – напоминание о расположенном когда-то рядом огромном резервуаре питьевой воды – был переименован в Брайант-парк. А в 1911 году один из лучших ваятелей Нью-Йорка Герберт Адамс создал мемориал Уильяма Каллена Брайанта с его бронзовой скульптурой.

Статья опубликована в газете "Новое русское слово" 19 февраля 2010 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 

 

 

 
 
 
 

 

 

 

 

 

 
.

 
 

 



 

Make a free website with Yola